Возрождение абсолютной монархии События

Возрождение абсолютной монархии

Байопик о Queen окупился в первые же дни проката

Действующие музыканты Queen гитарист Брайан Мэй и барабанщик Роджер Тейлор на протяжении многих лет были нацелены на экранизацию истории ансамбля и неразрывно связанной с ним биографии Фредди Меркьюри. Время шло, менялись сценаристы, появлялись новые претенденты на режиссерское кресло. Проект покидали утвержденные актеры, пересматривалась сама идея фильма… Прибавившим в летах, но не потерявшим вкус к вниманию многотысячных стадионов, Мэю и Тейлору хотелось доказать кинематографическими средствами: после трагического события 24 ноября 1991 года век Queen не истек, просто начался новый виток. Смерти Фредди в этой версии сценария отводилось периферийное место – главный герой должен был покинуть сцену задолго до того, как опустится занавес. Король умер – да здравствует король! Очевидно, у многих поклонников группы, закрывающих глаза на нынешнее сотворчество Queen сначала с Полом Роджерсом, а теперь со звездой шоу American Idol Адамом Ламбертом, подобное нелепое кино вызвало бы несварение.

В итоге сценарий был сочинен заново. Его авторы Энтони МакКартен («Вселенная Стивена Хокинга», «Темные времена») и Питер Морган («Еще одна из рода Болейн», «Последний король Шотландии») хронологически даже близко не подступились к кончине Меркьюри. С одной стороны, история об обретении Queen статуса легенды на эпохальном Live Aid в 1985 году – неплохой ход с неким подобием голливудского хэппи-энда. Звезда Queen в зените славы. С другой, ход этот все же выглядит несколько искусственным. Фредди очень рационально использовал отведенное небесами время, поэтому оставить за скобками часть его наследия – мощный альбом «A Kind of Magic», мрачный, полный пророческих, пугающих аллегорий «Innuendo», самый загадочный и, наверное, самый красивый в дискографии Queen посмертный «Made in Heaven» – по меньшей мере странно. Впрочем, тот ли материал – история рок-группы, – чтобы устраивать из полнометражки траурную процессию и вгонять посетителей кинотеатров в состояние скорби?

«Богемская рапсодия» – именно такое название было выбрано для ленты – построена почти по драматургическим канонам классического романа: образ главного положительного персонажа – харизматичного Д’Артаньяна – Фарруха Булсара, родом из Занзибара, – возвышен и подан с героической патетикой. Его преданные друзья Брайан Мэй, Роджер Тейлор и Джон Дикон – почти как литературные три мушкетера. «Злодеи» – реальные и вымышленные – личный менеджер Фредди Пол Прентер (такой Рошфор с усами) и один из продюсеров лейбла EMI мифический Рэй Фостер (вероятно, речь идет о Рое Фезерстоуне, руководителе звукозаписывающей фирмы в 70-е) – нарочито коварны. Лирическая линия неоднозначна, как сама личная жизнь Меркьюри – безоблачное счастье с безупречной и бесконечно нежной Мэри Остин, главной любовью певца, растворяется в никотиновом дыму «радужных» клубов. «Рапсодия» могла бы шокировать зрителя подробностями любовных похождений Меркьюри. Но тогда это было бы совсем другое кино.

Создателям байопика пришлось пожертвовать точностью фактов и хронологией их воспроизведения ради экранных стандартов. Даже самый поверхностный факт-чекинг выдает массу несоответствий. Впрочем, это легко объяснить стремлением режиссера Брайана Сингера выделить из контекста главное и сделать динамичное, колоритное, художественное произведение, рассчитанное на широкого зрителя. В погоне за документальной аккуратностью проиграла бы сюжетная композиция фильма. Так что «Рапсодию» стоит воспринимать как очень вольную кинофантазию, основанную на реальных событиях. О чем получилась эта история? О бессмертии настоящего таланта, о слабости любого, кому предначертано испытание славой, о вечных ценностях – семейных узах, дружбе, любви и, конечно, о музыке. Кстати, при всем обилии песен, команде «Рапсодии» удалось добиться невозможного: музыкальный материал, даже с чрезвычайно дерзким для прокатного кино 15-минутным финальным выступлением на Live Aid, идеально сбалансирован четкими диалогами.

Мэй и Тейлор еще на заре проекта наверняка задавались вопросом: как избежать пародийности в воссоздании образа Фредди? Ведь телешоу по всему миру из сезона в сезон вбрасывают в прайм-тайм разносортных клонов с кавером на «Show Must Go On». Внешнее сходство – лишь элемент имитации, но не более. Поэтому задача стояла непростая: найти выразительный, родственный типаж и сплавить его с голосом, сценическим движением, магнетизмом Фредди. На это были брошены все силы. Хореографы обучили американского актера Рами Малека, исполнителя главной роли, двигаться грациозно и при этом оставаться мужественным. Художники по костюмам подготовили целый гардероб Меркьюри. А получив на время фильма полнокровный, живой вокал Фредди, Малек начал творить волшебство. Довершил картинку воспроизведенный в малейших деталях общий антураж – вроде мэевской гитары Red Special в кадре.

Возможно, Малек – и не абсолютное попадание, но его физические данные и экзотическая родословная (Рами родом из египетских коптов) пришлись к месту. Поставленная пластика не выглядит деланной, а существование в кадре вполне гармонично. Такому Фредди веришь, сопереживаешь. Более того, он вызывает восхищение и восторг. Ближе к первоисточнику оказался только Гвилим Ли, чей экранный Брайан Мэй феноменально идентичен своему прототипу в молодые его годы. Немногословный мыслитель Джон Дикон (Джозеф Маццелло) и импульсивный красавчик Роджер Тейлор (Бен Харди) дополнили канонический квартет – «четырех изгоев, неугодных обществу». В эту компанию удачно влился Том Холландер (его самое запоминающееся появление на экране связано с двумя частями франшизы «Пираты Карибского моря») в лаконичной, но очень запоминающейся роли продюсера Queen Джима «Майами» Бича.

В классическом составе Queen никогда не выступали в России. О том колоссальном заряде энергии, который Фредди так щедро дарил каждому в толпе, мы знаем лишь по видеозаписям концертов – на Уэмбли, в Будапеште, Рио, Токио… «Богемская рапсодия» же совершает невозможное – делает тысячи людей причастными к событиям более чем тридцатилетней давности. Вряд ли Мэй и Тейлор собирались изобрести машину времени, но им это почти удалось.

Путешествие с <br>О-Нацу События

Путешествие с
О-Нацу

В Москве, Саратове, Твери и Боровске прошли показы оперы современного японского композитора Иссэя Цукамото

Лишь бы не было войны События

Лишь бы не было войны

Константин Кейхель поставил в Воронежском Камерном театре танцспектакль «Безмолвная весна»

Исповедь ловеласа: о людях и не только События

Исповедь ловеласа: о людях и не только

На фестивале «Видеть музыку» состоялась московская премьера оперы «Ловелас»

Вокальный звездопад События

Вокальный звездопад

Премией «Casta Diva» наградили в «Новой Опере»