Сердцебиение музыки События

Сердцебиение музыки

Баронесса Анна Тереза Де Кеерсмакер в рамках фестиваля «Черешневый лес» показала на сцене МАМТ свой знаковый опус «Дождь» в исполнении руководимой ей бельгийской компании Rosas

В прошлом году в Москве был впервые представлен знаменитый спектакль Кеерсмакер «Фаза. Четыре движения на музыку Стива Райха» для двух танцовщиц, где известный хореограф выступила и в качестве исполнительницы. Ныне на гастроли приехала ее компания Rosas со спектаклем «Дождь» – и снова на музыку Райха. Это стало отличным продолжением не так давно начавшегося знакомства московского зрителя с творчеством влиятельной представительницы европейского современного танца.

Пластические университеты Кеерсмакер прошла в бежаровской школе «Мудра» в Брюсселе. А в двадцать один год отправилась в поисках новых творческих форм в Америку в Tisch School of the Arts Нью-Йоркского университета. В Нью-Йорке она попала в водоворот американского авангарда. Америка зарядила Кеерсмакер жизненным драйвом и уготовила судьбоносную встречу с американским композитором Стивом Райхом, оказавшим сильное влияние на ее восприятие звука и ритма.

Минималистская «Музыка для восемнадцати музыкантов» Стива Райха озвучивает 70-минутный опус Кеерсмакер (по продолжительности формат чуть ли не футбольного матча). Музыкальное сопровождение обеспечил ансамбль Ictus. Сценограф опоясал пространство плотной «паутиной» дождевых нитей, свисающих с гигантского кольца под колосниками.

Америка зарядила Кеерсмакер жизненным драйвом и уготовила судьбоносную встречу с американским композитором Стивом Райхом, оказавшим сильное влияние на ее восприятие звука и ритма

Световая партитура представлена множеством оттенков серого цвета. Повседневные платья и брюки с майками определяют абстрактно-­урбанистическую сферу. В пульсирующей перпетууммобильной вневременной вселенной Райха нет звуковысотных или ритмических ограничений, его паттерны и инструментовка абсолютно оригинальны. Именно музыка вдохновляет хореографа на захватывающие эксперименты со сценическими временем и пространством. Насыщенная пластическая партитура, в которой с виртуозной изощренностью геометра Кеерсмакер варьирует разнообразные ансамблевые комбинации, отражает партитуру музыкальную с ее брутальной имитацией несущегося времени, длительным тонусом звуковых вибраций, некоей завораживающей фантасмагорией, впечатляющим полиритмическим блеском и паттерновой бесконечностью.


Трехголосная инвенция

Полностью слитная с музыкой лексика Кеерсмакер тождественна монотонной неповторимости морского прибоя, когда накатывающая волна уникальна в каждом новом страстном объятии прибрежного камня. В эмоциональных паттерновых повторах Райха хореограф слышит пульс музыки и постановочно излагает кинетический момент рождения движения. При всей абстрактности и кажущейся импровизационности спектакля в его концепции улавливается некая интрига, а логически он выстроен безупречно.

Плодородная база Кеерсмакер – это достижения американского модернизма и постмодернизма. Среди траекторий непрерывного и, на первый взгляд, хаотичного бега, а также педантично выверенных перестроений просматриваются принципы алеаторики и расширения границ координационных возможностей человеческого тела, элементы контактной импровизации, смещение центра тяжести с нарушением вертикальной оси вплоть до экстре­мального положения падающей «пизанской башни», спортивные приемы.

Несмотря на видимость повторяемости движений, они несколько видоизменяются, развиваются и каждый раз переходят в новый, свежий композиционный рисунок, за которым увлеченно может следить зритель. Кеерсмакер соединяет воедино дыхание музыки и дыхание танцовщиков. Ликующее действо этого коллективного спектакля (плоть от плоти искренне оптимистичного по природе, как и американское искусство в целом) предусматривает гармоничное сочетание индивидуального вектора физической вовлеченности танцовщиков и идеальной ансамблевой чуткости. Уникальность «Дождя» и в том, что автору удается дансантными средствами подчеркнуть выразительные достоинства минималистского языка Стива Райха, остающегося все еще диковинной формой слухового восприятия для многих почитателей танца.

Легендарному Дому звукозаписи грозит уничтожение События

Легендарному Дому звукозаписи грозит уничтожение

Понедельник, 13 августа, стал «черным днем». На следующий день в редакцию «Музыкальной жизни» было направлено открытое письмо, в котором представители музыкальной общественности и звукорежиссеры напоминают, что «студийный комплекс на Малой Никитской улице, известный музыкантам разных поколений как ДЗЗ (Дом звукозаписи), был построен в конце 1930-х годов и являет собой образец производственного комплекса для звукозаписи и вещания, не уступающий ни тогда, ни теперь лучшим зарубежным аналогам. Мы отправили запрос на комментарий в приемную генерального директора ФГУП Издательство «Известия». За сохранение ДЗЗ на Качалова выступили многие авторитетные музыканты и деятели культуры.

Музыка на вырост События

Музыка на вырост

«Кольцо нибелунга» для самых маленьких

На Ярославском Парнасе События

На Ярославском Парнасе

Глубинное русское село становится притягательной точкой на музыкальной карте

В пространстве воспоминаний События

В пространстве воспоминаний

В Саратове состоялась мировая премьера балета Владимира Кобекина «Вешние воды»