Рене Мартен: <br>«Безумные дни» – <br>это очень личная история Интервью

Рене Мартен:
«Безумные дни» –
это очень личная история

Французский продюсер, отец-основатель фестиваля Рене Мартен (РМ) поделился рецептами приготовления своего необычного фестиваля с Ольгой Русановой (ОР)

ОР Каждый год у фестиваля новая тема, на сей раз – «К новым берегам», и она увлекательна, даже интригующа.

РМ По сути, это тема изгнания, а она у композиторов всегда эмоционально окрашена. В последнее время по всему миру пошли миграционные волны, и я решил, что эта тема будет вдвойне интересна. Однако я бы не хотел, чтобы думали, что я выбрал ее из-за кризиса, связанного с мигрантами в Европе, поскольку свой выбор я сделал еще четыре года назад. В этой теме для меня главное – переезд музыканта из одной страны в другую, часто вынужденный, по политическим мотивам. И это тема ностальгическая, безусловно. Я слушаю очень много музыки. И очень много читаю музыковедческой литературы. Моя отличительная черта в том, что, когда меня что-то увлекает, я иду вглубь, да, занимаюсь поисками, пытаюсь ответить на вопросы: как сложилось, что вот этот композитор написал именно это произведение, каков контекст его создания. Потом – следующий этап: я ищу гармоническое равновесие, сочетаемость между известными и неизвестными сочинениями.

ОР Окей, но вот, скажем, композитора Арриагу все-таки вы нашли или Александр Рудин?

РМ Александр предложил вначале сочинения Алябьева. И я спросил: «А какие композиторы могут звучать в одном концерте с ним?» Рудин вспомнил о симфонии Арриаги. Ну и сложилась интересная, на мой взгляд, программа… Александр вообще отличается широким музыкальным кругозором. Нас с ним объединяет вот эта любознательность, желание включить в программу редко исполняемые вещи.

ОР Месье Рене, каждый год, когда мы встречаемся, я прошу вас проанонсировать фестиваль следующего года… Что это будет?

РМ Следующий год – это продолжение темы отъезда в другую страну, но не в ностальгическом, а в исключительно позитивном смысле: это переезд по личному желанию, иными словами, путешествие. Звучит тема фестиваля‑2019 так: «Путевые заметки». Скажем, Гайдн три года своей жизни прожил в Лондоне. И в эти три года он сочинил свои знаменитые симфонии и квартеты, которые в историю музыки вошли под названием «Лондонские». «Моцарт в Париже» – это тоже тема, как и «Моцарт в Праге». Или «Американцы в Париже»… Ведь все известные американские композиторы XX века учились в Париже у Нади Буланже: Бернстайн, Гершвин, Гласс и т. д.

Уезжали в другую страну, чтобы пожить в ней 2–3 года, напитаться ее культурой. Когда Дебюсси приезжал в Россию, то на его творчество и мировоззрение повлияла Надежда фон Мекк. Или вот Григ, норвежский композитор, на несколько месяцев решил уехать в Данию, где сочинил свой знаменитый фортепианный концерт. Римский-Корсаков был и моряком, и композитором – как и его французские коллеги Альбер Руссель и Жан Крас, и это же повлияло на их творчество.

Сен-Санс 15 раз был в Египте, 10 раз в Алжире, написал Алжирскую сюиту, 5-й («Египетский») фортепианный концерт.

ОР А «Чайковский и Италия»?

РМ О да! Это очень интересно: как повлияла итальянская культура на творчество Чайковского… Еще тема будет – «Всемирные выставки в Париже» 1889 и 1900 годов. Римский-Корсаков в 1889 приезжал в Париж, дирижировал своими сочинениями, причем с огромным успехом. И мы, конечно, вспомним «Русские сезоны» Дягилева. Большая глава в программе следующего года будет посвящена современным авторам, в том числе малоизвестным. Например, я не уверен, что в России знают такого французского композитора, как Жан-Луи Флоренц (Jean-Louis Florentz, 1947– 2004). Ученик Мессиана, увлекался этномузыковедением, много путешествовал, особенно в Африку. Изучал музыку африканских стран, в частности, эфиопскую. Прожил всего 57 лет, на мой взгляд, он гениален… Недавно во Франции вышел довольно толстый том – 800 страниц, посвященный творчеству этого композитора. Или изумительный канадский автор Клод Вивье (фр. Claude Vivier; 1948, Монреаль – 1983, Париж). Прожил совсем короткую жизнь – 35 лет – был зверски убит… Словом, на «Безумных днях»-2019 будет большой спектр произведений, которые станут открытием для всех.

ОР В прошлом году Александр Рудин сказал мне, что предложил вам в 10 раз больше программ, чем вы выбрали. Меня это поразило.

РМ Да, все так. Я выбираю изначально примерно 2000 сочинений, а потом составляю программы и обсуждаю их с артистами.

ОР Насколько я понимаю, вы никому эту работу не доверяете, все делаете сами?

РМ Ну да, это очень личная история. Знаете, это мое удовольствие. Даже когда я в самолете, я слушаю музыку и что-то себе помечаю. У меня целая коллекция «дисков» записана в смартфоне. Скажем, когда летел сейчас в Екатеринбург, прослушал около 10 дисков. Например, «Дитя островов» уже упомянутого Флоренца, вот послушайте (включает смартфон). Я очень надеюсь, что, когда Дмитрий Лисс услышит это произведение, ему понравится, и он его сыграет. Еще слушал симфонию Вячеслава Артемова «Путь к Олимпу», очень любопытно. Я люблю открывать артистам глаза на разные оригинальные сочинения, которых они прежде не знали – например, Юрию Фаворину предложил сыграть цикл пьес Шарля Кёклена «Персидские часы», и он их выучил.