Персона

Пласидо Доминго-младший: Мне очень приятно петь в дуэте с отцом

Пласидо Доминго-младший:  Мне очень приятно петь в дуэте с отцом

В сезоне 2018/19 Московский международный Дом музыки представит абонемент «Звездные династии». Один из его участников – Пласидо Доминго-младший (ПД), сын великого тенора. Его концерт состоится в Светлановском зале 30 сентября. Юлии Чечиковой (ЮЧ) он рассказал о собственных проектах и о творческих отношениях с именитым родителем.

ЮЧ Господин Доминго, вы уже выступали в России – в Санкт-Петербурге. А бывали ли вы в Москве раньше?

ПД В последний раз мне довелось посещать Москву летом 1988 года, когда я возвращался домой из Китая. В Санкт-Петербурге я выступил в ноябре прошлого года, и здешняя публика показалась мне поистине невероятно щедрой, совершенно удивительной. Поэто­му я, конечно же, с нетерпением жду выступлений в Москве – мне бы хотелось узнать больше о богатой культуре и истории российской столицы.

ЮЧ Представьте, пожалуйста, вашу программу, которую услышат слушатели в Доме музыки в сентябре. Какова ее концепция?

ПД Мой репертуар может быть очень разнообразным, если у концерта нет какой-то специальной темы. Для публики Дома музыки я готовлю программу, в которой латино-американские мелодии, болеро и танго будут сочетаться с классическими итальянскими ариями и французским шансоном – и все это в миксе с темами из мюзиклов и великими хитами разных стран – от Соединенных Штатов до Бразилии.

ЮЧ Один из недавних ваших проектов – мюзикл «Влад». Сейчас вампирская тема довольно растиражирована – вспомнить хотя бы переведенный на множество европейских языков «Бал вампиров» или киносагу по романам Стефани Майер. Почему вам приглянулся подобный сюжет, и кто выступил автором либретто?

ПД Дракула, по моему мнению, – бессмертный образ на все времена. И идея неумирающей любви исполнена романтики. Вместе с Самантой Фриман мы добавили новый поворот в сюжет, так что уверен – публика останется довольна. Саманта написала оригинальное либретто на английском для «Влада», и мы вдвоем досочиняли эту историю.

ЮЧ Планируете ли вы раскручивать «Влада» дальше и добиваться уже полноценной постановки мюзикла?

ПД Конечно! Я как раз сейчас этим занимаюсь и надеюсь, что спектакль увидят в Испании не позднее начала 2019 года. Потом мы планируем показать его в Мексике, Аргентине, Колумбии и Чили. Очень хочется верить, что наша постановка заинтересует музыкальные театры многих европейских стран, и они захотят принять ее у себя. Австрия, Германия и Венгрия исконно преуспевали в направлении мюзикла. А еще есть Франция и Италия.

ЮЧ В перспективе связываете ли вы свою деятельность с жанром мюзикла?

ПД Признаюсь, после премьеры «Влада» я бы хотел посвятить себя написанию моей первой оперы.  В настоящее время я нахожусь в поисках сюжета. А музыку начну писать где-то в середине 2019 года.

ЮЧ Какую роль в наши дни вы отводите направлению classical crossover? Существует две точки зрения: согласно первой через crossover в целом можно прийти к опере и симфонической музыке как к более серьезному искусству; другая, напротив, это отрицает – привыкнув к легкой музыке, человек никогда не захочет слушать, к примеру, оперу немецких композиторов – того же Вагнера, или современную оперу со сложным композиторским языком. Какой точки зрения придерживаетесь вы?

ПД Честно говоря, я считаю, что подобные ярлыки в музыке сбивают с толку широкую публику. Голоса певцов сильно различаются по тембру и возможностям. Оперное искусство востребовано в мире, но его охват минимален по сравнению с другими, гораздо более популярными музыкальными жанрами. Упоминая Вагнера, вы приводите в пример крайность – мы все знаем, что его сочинения могут длиться более шести часов, и это скорее картина из царства истинного знатока и фаната оперы. Так что, на мой взгляд, музыка – это музыка. Жанры различаются, как и вкусы людей. Это большая планета.

ЮЧ Одно из ваших шоу посвящено танго. Это дань своему происхождению, традициям, или попытка уйти дальше от оперной сцены?

ПД Моя концертная программа «Volver» – очень простая история любви, которая случилась со мной двадцать лет назад. В «Volver» вошли самые известные танго из когда-либо написанных, а также танцы и прекрасный секстет музыкантов со знаменитым бандонеоном – аргентинской версией аккордеона. У меня никогда не было намерения отдаляться от оперной сцены, как вы выразились. Как исполнитель я никогда не считал себя ее частью. Все, что я делаю, – попытка быть разносторонним и браться только за тот репертуар, который у меня действительно хорошо получается. Все очень просто.

Семейный дуэт

ЮЧ Как певец вы выступаете с большим симфоническим оркестром. Это принципиальная позиция? Кто те люди, которые делают для ваших концертов оркестровые аранжировки?

ПД Вообще-то, насчет оркестра вы не совсем правы. Я пою с коллективами, различными по своему составу. Выбор в основном зависит от бюджета, который определяется конкретной площадкой, а также размерами ее сцены. Я выступал с большим симфоническим оркестром, с тридцатью удивительными музыкантами биг-бэнда, а также с ансамблем из шести участников, в сопровождении фортепиано, сольно. Благо, меня не часто просят петь под «минус» – такое обычно случается, когда приглашают выступать на телевидении. А что касается аранжировок, то они значительно варьируются от концерта к концерту. Их, как правило, делают мои близкие друзья, а также продюсер моего первого альбома «Latidos».

ЮЧ За вашей спиной всегда незримо присутствует узнаваемый миллионами образ – образ вашего отца. Это оказывает прессинг или, напротив, служит вам неким щитом?

ПД На самом деле, ни то, ни другое. Я сам решил заняться карьерой певца – мой отец никогда не подталкивал меня к этому. Поэтому я чувствую нулевое давление. В дуэте на сцене с ним очень комфортно и приятно. И мне, конечно, не нужен щит ни от кого и ни от чего. Пресса и, возможно, некоторые злые языки создают больше дискуссий, чем нужно. Все они мнят себя психологами, хотя никто из них не изучал психологию. Так что я нахожу такие вопросы очень забавными.

ЮЧ Какие черты характера достались вам в наследство от отца? И в чем вы бы не хотели быть похожим на него?

ПД Я думаю, что унаследовал все самое лучшее: доброе сердце, терпение, вежливость, любовь к тому, чем я занимаюсь, уважение к поклонникам и зрителям, благодарность, тембр голоса, энергию, необходимую для частых путешествий, любознательность, стремление узнавать что-то новое и т. д. Единственная черта, которую я бы хотел изжить в себе и которую я унаследовал от папы, – это то, что я все еще добр, вежлив и терпелив с людьми, которые этого не заслуживают, и я бы хотел говорить «нет» намного чаще. Что еще, кроме этого? Больше ничего.

ЮЧ Четыре поколения Доминго – музыканты. Какие перспективы в профессиональном отношении видите для ваших детей?

ПД Действительно, мои дед, отец, я, мои племянники и дети связаны с музыкой. Три мои дочери обладают прекрасными и очень разными голосами. У одной отличный голос для того, чтобы петь в постановках мюзиклов; у другой – идеальные вокальные данные для поп-сцены, у самой младшей задатки и потенциал настоящего сопрано. Но к оперному певцу предъявляются особые требования. И человек, вставший на этот путь, должен быть готов к тому, чтобы посвятить себя долгому освоению профессии, проявляя завидное упорство. Не говоря уже о том, что, постоянно находясь в дороге и служа искусству, ему придется принести в жертву многие простые радости обычной человеческой жизни.

Кент Нагано: Эра Маркуса Хинтерхойзера – важный шаг в будущее Интервью

Кент Нагано: Эра Маркуса Хинтерхойзера – важный шаг в будущее

20 июля выступлением дирижера Кента Нагано (КН) с Монреальским симфоническим оркестром открывается серия концертов Ouverture Spirituelle Зальцбургского фестиваля (SF).

Теодор Курентзис: Чем меньше авторитетов, тем лучше Персона

Теодор Курентзис: Чем меньше авторитетов, тем лучше

Пока Пермский оперный театр готовится к очередному Дягилевскому фестивалю, его худрук продолжает нести культурную революцию по всему свету

Тиль Янчукович: До классической музыки нужно дорасти Персона

Тиль Янчукович: До классической музыки нужно дорасти

В апреле Москву посетил Тиль Янчукович – управляющий директор европейского подразделения Columbia Artists, руководитель проекта Abu Dhabi Classics, персональный менеджер многих «классических» звезд.

Жан-Кристоф Майо: Хореограф без танцовщиков – никто Персона

Жан-Кристоф Майо: Хореограф без танцовщиков – никто

Все, что происходит в Театре балета Монте-Карло, кажется нам важным и близким – ведь им руководит Жан-Кристоф Майо, хореограф, которого мы полюбили с первого взгляда, увидев еще в 2012 году его балет «Дафнис и Хлоя».