«Памяти ангела»: пятнадцать лет спустя События

«Памяти ангела»: пятнадцать лет спустя

Владимир Спиваков солировал в Скрипичном концерте Берга на закрытии сезона Национального филармонического оркестра России

Для ночных программ, как на 15-летие НФОР в Доме музыки, обычно выбирают эффектную и легко воспринимаемую музыку. Худрук оркестра Владимир Спиваков по такому пути не пошел и подобрал не самые шлягерные сочинения: сюиту Форе «Пеллеас и Мелизанда», Скрипичный концерт Берга «Памяти ангела» и Первую симфонию Брамса. За дирижерским пультом был Туган Сохиев.

Впрочем, программа не совсем нова: в 2003-м в только что открывшемся Светлановском зале на первом концерте Национального филармонического маэстро также солировал в сочинении Берга. Прежним остался и бис: после трагического «Памяти ангела» Владимир Теодорович сыграл Adagio Гайдна. Контраст между произведениями двух венских композиторов разных эпох производил настолько же сильное впечатление, как и сочетание помпезного Вальса Равеля и, словно из музыкальной табакерки, Менуэта Боккерини, исполненных не так давно в Зале Чайковского оркестром Баварского радио под управлением Мариса Янсонса. Концерт Берга и миниатюра Гайдна вместе все же не производили впечатления какого-то единого цикла, скорее, просветленное Adagio притупляло болезненную экспрессивность предыдущего сочинения.

Наверное, для такого радостного события, как юбилей оркестра, столь драматичное сочинение не кажется подходящим, однако именно в нем можно было услышать Владимира Спивакова как скрипача-солиста – в роли, в которой он в последнее время появляется в России редко. В его игре были и невероятно тонко выстроенные длинные фразы (как в пьесе Гайдна), и насыщенность средних и нижних нот (в Берге). Если Владимир Теодорович в своем соло выступал как крепкий остов, то оркестр во главе с Сохиевым стал его противоположностью: в бисе музыканты совсем ушли на второй план, двигаясь тихо и абсолютно синхронно, а в «Памяти ангела» – создавали противовес выпуклому звуку скрипки маэстро и окружали его партию сонмом полетных и ускользающих нот.

Ночные концерты, конечно же, в последнее время ассоциируются с Теодором Курентзисом. Кстати, пятнадцать лет назад в НФОР ассистентом был Курентзис, и над Концертом Берга работал с оркестром именно он. На том концерте дирижировал, впрочем, другой маэстро – американец Джеймс Конлон. В этот раз управление оркестром было отдано Тугану Сохиеву, и это, несомненно, оказался удачный выбор. Дирижер уже косвенно сотрудничал с НФОР: на прошлом юбилее Национального филармонического выступал один из возглавляемых им коллективов – французский оркестр Капитолия Тулузы.

Элегантно и камерно прозвучала у Сохиева сюита Форе. Оркестр в ней, как и во всех сочинениях концерта, предстал в очень хорошей форме. Во втором отделении исполнялась Первая симфония Брамса. Последняя создавала красивую арку с началом программы – «Пеллеасом и Мелизандой». Если открывала концерт утонченная символистская музыка, то уже после полуночи началось мрачноватое и местами устрашающее полотно Брамса. Несмотря на то, что в конце симфонии восторжествовал яркий мажор, послевкусие от нее осталось, как от пугающих сказок братьев Гримм.

Путешествие с <br>О-Нацу События

Путешествие с
О-Нацу

В Москве, Саратове, Твери и Боровске прошли показы оперы современного японского композитора Иссэя Цукамото

Лишь бы не было войны События

Лишь бы не было войны

Константин Кейхель поставил в Воронежском Камерном театре танцспектакль «Безмолвная весна»

Исповедь ловеласа: о людях и не только События

Исповедь ловеласа: о людях и не только

На фестивале «Видеть музыку» состоялась московская премьера оперы «Ловелас»

Вокальный звездопад События

Вокальный звездопад

Премией «Casta Diva» наградили в «Новой Опере»