Начало всех перспектив События

Начало всех перспектив

В Иркутске прошел XIII Международный фестиваль «Звезды на Байкале»

Ежегодно организуемый Денисом Мацуевым фестиваль привлекал и привлекает крупнейших музыкантов – дирижеров и солистов. В их числе Зубин Мета, Юрий Темирканов, Валерий Гергиев, Владимир Спиваков, Юрий Башмет; американский пианист Александр Торадзе, лауреаты последнего конкурса имени П. И. Чайковского и др. Функцию бессменного солиста фестиваля выполняет Денис Мацуев. Интереснейшей и очень важной рубрикой фестиваля является рубрика «Молодые таланты». Звездный статус юных музыкантов подтвержден их многочисленными «регалиями»: званиями лауреата, дипломанта российских и международных конкурсов, гран-при, медалями. Участники нынешнего фестиваля – главные действующие лица описываемых двух дней концерта – лауре­аты и дипломанты Второго международного конкурса молодых пианистов Grand Piano Competition (2018).

Уже в двух концертах, как в капле воды, отразилась специфика фестиваля. Перед слушателями предстала своего рода «галерея» портретов пианистов. Каждый – яркая индивидуальность, каждый отмечен «лица необщим выраженьем», без чего не может состояться крупный музыкант. Об уровне молодых исполнителей свидетельствуют концертные программы, предполагающие не только техническое мастерство, но и способность к прочтению непреходящего смысла. Таковы, в частности, Концерты Брамса, Скрябина, Прокофьева, исполня­вшиеся с иркутским Губернаторским симфоническим оркестром под управлением художественного руководителя и главного дирижера, заслуженного деятеля искусств России Илмара Лапиньша. При том, что за интерпретацией пианиста стоит личность педагога (М. Лебензон, Ю. Богданов, Е. Березкина, Н. Трулль – перечень дан в порядке выступления учеников), в игре музыкантов ярко проявляется их собственная индивидуальность.

Роман Борисов, исполнявший Первый концерт Брамса (1-я часть), Вторую сонату Рахманинова в поздней редакции американского периода, производил впечатление серьезного и вдумчивого музыканта. В его интерпретации Концерта, задуманного Брамсом поначалу как симфония, раскрывалось богатство внутреннего мира композитора: тонкость лирики, достигаемая и за счет особого качества звука, эмоциональная изменчивость вплоть до претворения мощи, страстной, властной силы. Эта эмоциональная палитра объединялась у пианиста всепроникающим тоном размышления, интонационностью раздумья-вопрошания. Сам пианист, казалось, погружался в музыку до полного растворения в ней.

Вторая версия Сонаты № 2 Рахманинова, выполненная в Америке, более сложна, чем первая. Она выражает мир переживаний позднего Рахманинова. На прежнюю версию сонаты словно бы накладывается печать пережитого. Это рахманиновское «былое и думы» точно постигалось Борисовым в соединении стойкости, обреченности страданию, меланхолической лирики, лишенной аффекта романтического излияния.

Пианист Евгений Евграфов выглядел более ориентированным на монументальность, виртуозный блеск. В программе фигурировал Концерт Скрябина (две последние части), хореографический «Вальс» Равеля. Пианисту удавалось выстраивать единую линию развития масштабного целого, доводя ее до кульминационной точки, до смыслового итога. У Скрябина – в виде характерной скрябинской экзальтации. В сочинении Равеля – в завершении отчетливых оборотов венского вальса, блестящих глиссандо – «фантастическим и фатальным вихрем» (по замыслу композитора).

Второе амплуа Евграфова – композиция – было представлено Сонатой-миниатюрой. Выдержанная в современном стиле, она привлекала слушателей интересной музыкой, искренностью высказывания.

В программу выступления Егора Опарина – самого юного участника концерта (13 лет) – входил Первый концерт Прокофьева наряду с Экспромтом Шуберта и «Венским карнавалом» Шумана (1-я часть). Еще Николай Мясковский писал в свое время о «бесчисленных и необычных» технических трудностях, которыми изобилует Первый концерт Прокофьева. Игру Егора Опарина отличала техническая свобода. Не являясь при этом самоцелью, она служила средством воплощения прокофьевских «координат»: энергии, юмора, специфической прокофьевской лирики.

Исполнение Опариным сочинений романтиков соответствовало стилю и духу композиторов, характеру избранных пьес: сдержанности, типичной для высказывания Шуберта, яркой праздничности «Венского карнавала», оттеняемой эпизодически романтической грустью.

Примечательно особое качество, свойственное пиани­стической манере юного музыканта: ясность, прозрачность, чистота звучания всего комплекса музыкального материала. Будь то взаимодействие разных планов, голосов, изложение – произнесение фраз, логика интонационного развития. Сочетание этого качества с внутренней уверенностью, убежденностью, также присутствующей в игре пианиста, невольно воспринималось как признак мастерства – свидетельство больших задатков и перспектив.

В заключающем сольный концерт выступлении Евы Геворгян (Соната соль минор Шумана) дала о себе знать другая сторона многоликого романтизма: эмоциональная открытость, на грани стихийности; поэтичность лирики. Объемная, четырехчастная соната была исполнена технически безупречно.

Своеобразным финалом концерта молодых музыкантов с участием оркестра (день первый), еще только знаменующих устремленность к вершинам, стало выступление известного опытного скрипача Бориса Бровцына. Регулярно принимающий участие в международных фестивалях, играющий с лучшими оркестрами мира, он продемонстрировал превосходную технику, сообщив облику «прекраснодушного» Глазунова, в интерпретации его Концерта ля минор, драматическую глубину.

Рубрика «Молодые таланты» получила свое продолжение в нынешнем сезоне и, надо надеяться, в будущих фестивальных сезонах. Всем ее представителям остается пожелать новых успехов на избранном пути.

Нина Стемме: <br>Бельканто –  ​основа Вагнера События

Нина Стемме:
Бельканто – ​основа Вагнера

В Шведской Королевской опере в Стокгольме состоялась церемония вручения Приза Биргит Нильссон, обладательницей которого стала всемирно известная сопрано Нина Стемме

Знакомый незнакомец События

Знакомый незнакомец

В столице Приволжья завершился масштабный фестиваль «Другая музыка. Пярт»

Московский «Цирюльник» События

Московский «Цирюльник»

Большой театр после долгого перерыва вернул в репертуар «Севильского цирюльника» Джоаккино Россини – ​оперу, которую невозможно не любить и которую так трудно хорошо спеть и свежо поставить

В мечте о свете и покое Без рубрики

В мечте о свете и покое

Историческая реконструкция последнего концерта Чайковского в Большом зале Московской консерватории