Персона

Михаил Сафронов: Счастливое место там, где сбываются мечты

Академическому Театру Музыкальной комедии в Екатеринбурге исполняется 85 лет

Михаил Сафронов: Счастливое место там,  где сбываются мечты

С генеральным директором Свердловской музкомедии Михаилом Сафроновым корреспондент «МЖ» встретился в его рабочем кабинете накануне открытия юбилейного сезона. Михаил Вячеславович отвечал на вопросы охотно, но то и дело признавался в любви к жанру, к труппе, бережно сохраняющей традиции и смело осваивающей новые театрально-музыкальные форматы. Получился монолог влюбленного директора.

Первый вальс

Я учился в средней школе Ирбита и однажды с группой одноклассников приехал в Свердловск в сопровождении классного руководителя. Попасть на спектакли Театра музкомедии в те годы – ​означало примерно то же, что оказаться на другой планете. Мы попали, и я сразу почувствовал себя инопланетянином. Сидел в восьмом ряду. Шел «Севастопольский вальс» Константина Листова в постановке главного режиссера театра Владимира Курочкина. Капитана Аверина играл Семен Духовный, он спускался в зал и шел по проходу. Отчетливо помню, когда он слегка задел меня локтем, о чем подумал: «Хорошо бы когда-нибудь оказаться здесь, в этом театре, где имена звезд звучат как выстрелы – ​Викс, Дыбчо, Маренич…» В школьном драмкружке я играл влюбленного подростка, бренчал на гитаре, мечтал стать актером, увлекался кино и таскал повсюду открытку с изображением своего кумира – ​Иннокентия Смоктуновского в фильме Григория Козинцева «Гамлет».

Конечно, глядя на Духовного–Аверина и Любашу, роль которой исполняла восхитительная Нина Энгель-Утина, удивлялся самому себе: что за нелепые мечты, несбыточные и нереальные! Зрители смотрели на сцену завороженно, позже я многократно убеждался, что по-другому в этом зале и не бывало. Театр пребывал на гребне успеха, ставил по пять новых спектаклей в сезон, многое – ​впервые. Но мальчишке из Ирбита знать о том, что в областном центре на пересечении главного проспекта и ведущей к Уралмашу магистрали работает труппа, какую сравнивают со столичными, называют лабораторией советской оперетты и нарасхват приглашают с гастролями в лучшие города страны, где поклонники осаждают двери театральных подъездов, было не дано. Дано было восхищаться счастливой встречей капитана Аверина и фронтовой медсестры Любаши, аплодировать что есть мочи и мечтать о том, что жизнь когда-нибудь перебросит его на эту волшебную планету. Был романтиком, что – ​неплохо.

Оперетта и Уралмаш

Вторую музыкальную сцену открыли в Свердловске в 1933 году. Возводился Уралмаш, весь город был похож на одну большую стройку, власти задумались о том, чтобы у горожан появилась возможность ходить не только в оперу и драму, но и в оперетту, представлявшую на своих подмостках – ​что греха таить – ​красивую жизнь в шикарных интерьерах, с примадоннами в мехах и бриллиантах и фрачными героями с цилиндрами в руках. И хотя в 30-е годы венскую и неовенскую классику идеологически не почитали, руководители области рассчитали верно: нужен театр, вселяющий в трудового человека энтузиазм, поднимающий дух. Словом – ​ободряющий. Артистов собирали со всей страны. Через месяц после открытия – ​«Роз-Мари» Рудольфа Фримля и Герберта Стотхарта – ​уже давали первые концерты в цехах Уралмаша. Судьба распорядилась так, что новый театр свердловчане полюбили сразу и навсегда. Распорядилась счастливо.

Первым главрежем Музкомедии стал Георгий Иванович Кугушев – ​выпускник петербургского Пажеского корпуса, прошедший театральные университеты в труппе, приписанной к Первой конармии, и поколесивший по всей стране. Он почитал классику, но в то же время искал пьесы и партитуры, которые бы соответствовали текущему времени, постоянно думал о новом герое, о современной теме в оперетте. Кугушев превратил труппу в единомышленников, выработал стиль, сформулировал художественную идею. Какую? Всегда и во всем двигаться вперед, опережать коллег хотя бы на шаг – ​не ради успеха или признания, хотя и они важны, а ради того, чтобы не отставать от жизни, от ее ритма, диктуемого размахом перемен. Один из летописцев нашего театра определил эту идею как «философию первенства», что так и есть, по свидетельствам истории и очевидцев. Кугушева на посту руководителя сменил Владимир Акимович Курочкин – ​один из первых режиссеров театров музкомедий, кто был удостоен звания народного артиста СССР. Артисты называли его «папой», он заботливо собирал репертуар, пестовал труппу, приводил в репетиционные классы драматургов и композиторов, которые сочиняли новые произведения для Свердловской музкомедии. 87 за историю театра!

«Беспечный гражданин». Любовь Бурлакова – Тамара, Нина Энгель-Утина – Мама Мити, Виктор Черноскутов – Обрезов, Римма Антонова – Клава, Владимир Смолин – Митя, Юрий Мазихин – Савка

Всегда – ​аншлаг

В то время я работал заместителем заведующего отделом Свердловского обкома комсомола, но, как и в детстве, запросто попасть на спектакли Курочкина не мог: ежевечерне театр осаждали толпы зрителей и поклонников. Приходилось крутиться. Обком – ​обкомом, но человеком я был молодым и по возрасту «несерьезным», отчего однажды стал настоящим шулером. В кассе театра работала некая Нонна Михайловна, которой «спускали» бронь. Забронированные билеты начинали продавать за 40 минут до начала спектакля, я слонялся у кассы раньше и прислушивался, как Нонна Михайловна записывала распоряжения «сверху» – ​кому и что положено. Условно говоря, Иванову – ​два билета, Сидорову – ​один. Через некоторое время после «прослушки» я заглядывал в окошко кассира и называл себя: когда – ​Ивановым, когда – ​Сидоровым. И – ​получалось! Но дважды Нонна Михайловна меня поймала, что называется, за руку. Продала мне билеты, а люди за ними пришли, и она, удивившись, решила устроить разбирательство. Чтобы обезопасить себя, я садился на добытое место в самый последний момент перед открытием занавеса, но обидчица поняла мою уловку. Дверь в театр передо мной закрылась, но ненадолго.

По работе в Свердловском обкоме ВЛКСМ я занимался делами творческой молодежи, организовывал различные семинары и в скором времени познакомился с молодыми актерами оперетты – ​Галиной Петровой и Игорем Калмыковым, Александром Ивановым из Каменск-Уральского театра, а позже и с самим Курочкиным. Из обкома попал в Свердловский ТЮЗ имени Ленинского комсомола и стал самым молодым директором театра в СССР – ​26 лет от роду. Мог подумать тогда, что не все детские мечты уж такие несбыточные, но – ​не подумал, начал осваивать новую профессию, учиться. «Последним» моим университетом оказалась Высшая школа деятелей сценических искусств под руководством Геннадия Григорьевича Дадамяна в Москве. Когда к нам, «курсантам», пришел на занятия известный продюсер Давид Яковлевич Смелянский и увидел меня, глаза его округлились: «Вы же меня с Борисом Николаевичем Ельциным знакомили, чему Вас учить?» Учиться – ​было любимым моим занятием и тогда, когда я пришел в ТЮЗ, и когда возглавил Министерство культуры Свердловской области, и когда директорствовал в Академическом театре драмы, да и сейчас – ​в Музкомедии, с которой жизнь в итоге свела. Но больше всего, конечно, учил сам Театр, ежедневно одаривая опытом, а опыт – ​это и есть профессия.

«Эвита». Эвита – Татьяна Мокроусова

Семья

Когда Борис Николаевич Ельцин пригласил Владимира Курочкина в Москву, где он возглавил Театр оперетты, Свердловская музкомедия осталась без капитана. Мы вспомнили о Кирилле Стрежневе, выпускнике ЛГИТМиКа, который при «папе» поставил целый ряд интересных спектаклей, но вернулся в Ленинград. Поехали туда посмотреть стрежневскую премьеру – ​спектакль «Беспечный гражданин» Анатолия Затина и Валерия Семеновского по повести Анатолия Макарова «Человек с аккордеоном». Скажу честно – ​ощущения, которые я в юности испытал на «Севастопольском вальсе», нахлынули с новой силой. Только он, только Стрежнев может повести театр дальше – ​стало ясно сразу. И Стрежнев поехал в Свердловск, через год сделал версию «Беспечного гражданина», потом – ​той же авторской командой – ​«Кошмарные сновидения Херсонской губернии», «Мадам Фавар» Жака Оффенбаха, «Конец света» Армандо Тровайоли… Сделал театр совершенно нового типа: без амплуа, без иерархического деления на жанры, театр современного музыкального спектакля, дороги которому намечал сначала Кугушев, потом – ​Курочкин.

Вот, собственно, и вся история театра, похожая на человеческую жизнь: время Кугушева, время Курочкина, время Стрежнева. Уникальная история. Все передавалось из рук в руки. Как в хорошей семье и настоящем доме, ничего не выбрасывали и ничего не теряли. Сначала – ​детям, потом – ​внукам. Все умения, традиции и обычаи. Старались идти вперед, опережать время на шаг, прислушиваться к ритмам жизни. В нашем доме всегда царила любовь, за это нас и любит зритель.

Юбилей проведем в семейном кругу, c 26 ноября покажем лучшие спектакли последних лет, соберем научно-практический форум, где обсудим проблемы жанра, представим новую монографию о нашем театре, названную «Счастливое место». Если в двух словах, то «счастливое место» – ​это там, где сбываются самые смелые мечты.