«Корсар» по-болгарски События

«Корсар» по-болгарски

В рамках грандиозных московских гастролей Софийского национального театра оперы и балета его балетная труппа показала на Новой сцене Большого театра двухактный спектакль «Корсар»

Болгарский национальный театр оперы и балета, всемирно известный под названием Софийская опера, ведет свою историю с 1908 года. В 1928 году к театру присоединилась балетная труппа. Первым ее спектаклем стала «Коппелия» в постановке Анастаса Петрова, который в 1937 году создал и первый национальный балет «Змей и Яна» по болгарскому эпосу.

Софийский балет развивался с оглядкой на русский (обучение в софийской балетной школе и ныне базируется на методике Вагановой) и с активным привлечением наших специалистов в советскую эпоху. С середины XX века балетная Болгария напоминала о себе в танцевальном мире проведением летних варненских open air-конкурсов артистов балета у Черного моря, на которых отметились многие танцовщики, ставшие впоследствии звездами мирового балета.

Визит в Москву софийской труппы тридцать семь лет спустя со времени ее прошлых гастролей дал пищу для сравнения достижений с былым болгарским балетом эпохи социалистического блока. Оно не в пользу нынешней труппы, немногочисленной и профессионально сделавшей шаг назад. Гости показали спектакль «Корсар». По сюжету, радикально не менявшемуся со времени его создания (середина XIX века), в этом приключенческом балете похищенную корсаром Конрадом невольницу Медору с помощью обмана и предательства возвращает к себе ее владелец Исаак Ланкедем и продает Сеид-паше. Влюбленный в Медору корсар с друзьями проникают во дворец паши на берегу Босфора, освобождают пленницу, и Конрад бежит с ней на корабле, который терпит крушение. Медора и Конрад спасаются, достигая прибрежной скалы.

Балет «Корсар» ведет свою бурную жизнь с 1856 года, когда Жозеф Мазилье поставил его в Зале Лё Пелетье (Théâtre impérial de l’Opéra). Адольф Адан написал к нему музыку, которая отражала романтическую напряженность хореографического действия, иллюстрирующего сюжетные линии поэмы Байрона. В Россию «Корсар» добрался уже спустя два года в оркестровке Цезаря Пуни и в постановке Жюля Перро: столичная петербургская публика рукоплескала эффектной финальной сцене морской бури с крушением корабля. Молодой Мариус Петипа танцевал главную мужскую роль отважного корсара Конрада. В 1858 году Петипа добавил в этот балет вставной номер Pas d’esclave на музыку принца Ольденбургского, а в 1863 году он осуществил свою постановку «Корсара», для которой через пять лет сочинил знаменитую картину «Оживленный сад». Партитура опуса пестрит почетным списком балетных композиторов: Адольф Адан, Лео Делиб, Цезарь Пуни, Петр Ольденбургский, Риккардо Дриго, Юлий Гербер, Альберт Цабель. А к хореографическому тексту, помимо Жозефа Мазилье, Жюля Перро и Мариуса Петипа, приложили руку десятки постановщиков, старавшихся и не очень старавшихся сохранить хореографический рисунок оригинала. В общем, балет за всю свою долголетнюю историю подвергался и подвергается разного рода добавлениям, изменениям, иногда уместным и часто неуместным, порой неценным по художественной значимости. Авторами знаменитого па-де-де считают Самуила Андрианова, Александра Чекрыгина и Вахтанга Чабукиани, который в мужскую партию привнес атлетичность и виртуозность. Танцовщики XX века добавляли в мужские вариации новые технические трюки. В 2007 году блистательно отреставрировали в Большом театре балет «Корсар» Алексей Ратманский и Юрий Бурлака. О танце с веерами Ратманского Майя Плисецкая с восхищением отозвалась: «Это даже лучше, чем Петипа».

Создатели болгарской версии балета – хореограф Эльдар Алиев, экс-солист ленинградского Кировского театра, сценограф Семен Пастух и художник по костюмам Галина Соловьева, бывшие оформители в МАЛЕГОТе. В начале девяностых они уехали в США. Пастух и Соловьева стали командой единомышленников-соавторов с Алиевым, который в Индианаполисе внедрял классический балет в массы. Поставленный там в 2005 году «Корсар» авторы перенесли через десять лет во Владивосток на Приморскую сцену Мариинского театра. А уже оттуда он попал в 2017 году и в Софию. Спектакль ловко сбит по упрощенным клише вампучных советских редакций классических балетов. Радикальные изменения претерпело либретто, лапидарно переписанное Алиевым, упразднены некоторые мизансцены и сюжетные линии, сокращен состав исполнителей и персонажей (например, Бирбанто), вольно перетасована партитура, обеднел хореографический текст и пантомима. Алиев адаптировал спектакль под возможности труппы и небольшое количество артистов. В «Оживленном саду» занял двенадцать артисток и четыре солистки (у Петипа в этой сцене участвовали восемьдесят, а у Ратманского – шестьдесят восемь человек). Хореограф, оставив не так много от Петипа, все-таки цитирует его в трио одалисок и танце корсаров. Знаменитое па-де-де он перенес в третий акт, сделав его свадебным. «Оживленный сад» стал сном-грезой Конрада о пленнице Медоре.

Семен Пастух превратил сцену в живописный и цветастый восточный базар с коврами, гарем увесил интригующими занавесами, а пещера корсаров походила на экспозицию чеканных изделий. Галина Соловьева богато «полила» костюмы золотом, поверх шальваров водрузила на танцовщиц объемные юбки.

Жизнерадостный корпулентный кордебалет, безусловно, владеет азами пуантной техники, но не более. Технические несовершенства и огрехи солистов объективно отражают нынешнее состояние болгарского балета. Лучшие в труппе – Марта Петкова (Медора) и Никола Хаджитанев (Конрад). Ну а антидансантная лихорадка темпов дирижера Бориса Спасова была воистину «диверсионной» в отношении болгарских артистов. Темпы то замедлялись до бесконечности, то убыстрялись до космических скоростей. Исторически сложилось, что болгарские танцы имеют сложный ритмометрический рисунок. В своем большинстве музыкальная и танцевальная фразы не совпадают. Но танец-то в «Корсаре» не народный – классическим танцовщикам приходилось туго.

Под сенью Петипа События

Под сенью Петипа

На Исторической сцене Большого театра прошел XXVI фестиваль мирового балета Benois de la Danse

Легендарному Дому звукозаписи грозит уничтожение События

Легендарному Дому звукозаписи грозит уничтожение

Понедельник, 13 августа, стал «черным днем». На следующий день в редакцию «Музыкальной жизни» было направлено открытое письмо, в котором представители музыкальной общественности и звукорежиссеры напоминают, что «студийный комплекс на Малой Никитской улице, известный музыкантам разных поколений как ДЗЗ (Дом звукозаписи), был построен в конце 1930-х годов и являет собой образец производственного комплекса для звукозаписи и вещания, не уступающий ни тогда, ни теперь лучшим зарубежным аналогам. Мы отправили запрос на комментарий в приемную генерального директора ФГУП Издательство «Известия». За сохранение ДЗЗ на Качалова выступили многие авторитетные музыканты и деятели культуры.

Музыка на вырост События

Музыка на вырост

«Кольцо нибелунга» для самых маленьких

На Ярославском Парнасе События

На Ярославском Парнасе

Глубинное русское село становится притягательной точкой на музыкальной карте