Elīna Garanča <br>Revive <br>Deutsche Grammophon <br>CD
Релизы

Elīna Garanča
Revive
Deutsche Grammophon
CD

Элина Гаранча выпустила свой очередной сольный диск – после Моцарта с Луи Лангре (2005), Aria Cantilena с Фабио Луизи (2006), Meditation с Карелом Марком Шишоном (2014) и других. В этом альбоме певице «подыгрывает» Оркестр Валенсии под управлением Роберто Аббадо, а содержит он итальянскую, французскую и русскую музыку XIX–XX веков.

Собственно говоря, ария Марины Мнишек из второй редакции «Бориса Годунова» Мусоргского (в редакции Римского-Корсакова) – скорее вставка, чем часть несущей конструкции. Голос Гаранчи здесь абсолютно на месте, образ успевает соткаться за 4 минуты, мы слышим «гордую полячку», но месседж диска не про это. Еще меньше к главному посланию альбома подходит романс Сантуццы из «Сельской чести», который открывает коллекцию: тут внутреннему типу певицы нет соответствия в музыке, и вся катастрофическая ситуация оперы повисает в воздухе, неспетая, несыгранная.

Основная мысль диска: выразить, что такое французское пение, французские страсти, парижская виртуозность. Итальянские арии вписываются сюда весьма органично. Песенка с фатой из «Дон Карлоса» заставляет вспомнить о том, что первая редакция оперы писалась на французском, а безупречно выведенные колоратуры отсылают
к Мейерберу и Галеви. Ария герцогини Бульонской (чей текст оказывается изящным сонетом с дописанной строкой про «amore») и главной героини из «Адриенны Лекуврер» Чилеа так и так воскрешают типично парижскую бульварную интригу: Гаранча сначала умело рвет страсти в клочья, а потом внезапно становится умильной «бесхитростной служанкой». Мюзетта из «Богемы» Леонкавалло пишет своему Марселю некое анти-письмо, с признанием в любви, но и в склонности к роскоши, что в Париже никогда не казалось странным.

Более чем парадно и страстно звучит прощание Дидоны из «Троянцев» Берлиоза, это прямо-таки «гимн любимому городу» в галльском варианте. Вторая ария Далилы («Amour! viens aider ma faiblesse!») разливается безбрежной томной негой. Проклятия и ужасы Иродиады из одноименной оперы Массне сходятся в пышной мольбе к Ироду защитить жертву оскорблений. Успокоительный романс Миньон из оперы Тома увлекает мягким, прямо-таки монмартровским лиризмом. А заключительный номер диска – ария Анны Болейн из оперы Сен-Санса «Генрих VIII» пышет раскатистым предвкушением триумфа.

Новый диск Элины Гаранчи обнаруживает в ней парижский вкус и французское изящество.