События

Два века МАЭСТРО

Два века МАЭСТРО

До середины июня в Москве работает уникальная выставка, приуроченная к 200-летию со дня рождения Мариуса Петипа. Биография и творчество выдающегося балетмейстера отражены в архивных документах, фотографиях, афишах, произведениях графики, живописи и других экспонатах не только из собственного собрания Театрального музея имени А.А. Бахрушина. Партнерами проекта, подготовка которого заняла два года, выступили ведущие музеи и архивы России, Франции, Германии, США. Научный сотрудник Института искусствознания, куратор выставки театровед Сергей Конаев (СК) рассказал Юлии Чечиковой (ЮЧ) о том, какие моменты биографии и творчества Петипа представлены наиболее ярко.

ЮЧ Сергей Александрович, какие экспонаты выставки представляют лично для вас наибольший интерес?

СК Наверно, эскиз костюма Венеры к опере «Тангейзер» (художник – Альфред Альбер) для постановки Парижской оперы, почти идентичный тому, который Петипа заказывал в 1874 году, когда сам ставил танцы для «Тангейзера» в Петербурге. Эскизы создавались во Франции, в парижском бюро постановок S.C.David, и не были в свое время оплачены Петипа и дирекцией театра. Сохранилась переписка на этот счет, где шеф бюро постановок выражает удивление непостижимой забывчивостью, допущенной дирекцией. Неизвестно, чем кончилось дело, так как других документов не найдено. Главное открытие в том, что мы знаем один эскиз, пересекающийся с эскизом парижской постановки. Оба практически идентичны. Для парижской версии танцы ставил Люсьен Петипа, брат Мариуса, и это как раз тот случай, когда Мариус мог воспользоваться танцами брата, также как и костюмами.

ЮЧ По какому принципу вами отбирались эскизы к костюмам?

СК Либо с ними связана некая история, либо они нам объясняют что-то в методе работы Петипа с художниками и театрами. Можно выделить эскизы к балету «Царь Кандавл», примечательные тем, что содержат моменты, объясняющие бытие эскиза внутри императорских театров, когда по одному и тому же эскизу могли создаваться костюмы для других названий. В данном случае по некоторым надписям можно установить, что они использовались Петипа не только в Петербурге, но и в Москве (на них штампы московских ­театров), позднее и для опер.

На отдельном стенде представлены эскизы к балету «День и Ночь» 1868 года, заказанные лично Петипа (на бланке – тиснение с его фамилией и с подписью художника Адольфа Шарлеманя). Внимательные посетители могут разглядеть пометки Петипа, свидетельствующие о том, что из этого замысла вырос другой балет, для торжеств по случаю коронации ­Александра III – «Ночь и День». Его кульминацией был характерный дивертисмент, а уже к следующей коронации – на этот раз Николая II – в мифологическом балете «Прелестная жемчужина» воцарился классический танец. Этот переворот, который случился за два десятилетия с лишним в 80-е годы XIX века, отражен в изменении структуры такого балета, как «Лебединое озеро».

ЮЧ Какие еще важные темы нашли отражение в экспозиции выставки?

СК Отношения Петипа с художниками, прежде всего, с Иваном Всеволожским, директором Императорских театров и автором многочисленных эскизов к балетам Петипа. Речь идет о технологии. Существовал специальный термин «figurine», смысл которого, как можно предположить, в том, что художник вначале создавал только черно-белый набросок костюма. Хореограф отбирал то, что ему нравится, и высказывал пожелания по цвету, отталкиваясь от характера танца, который будет сочинять с этими костюмами. Таких эскизов выявлено не так уж и много, и на выставке они представлены кальками с костюмов, с критическими отметками самого Петипа. Это самая интересная часть работы, когда хореограф совершает выбор, и о том, как это происходило у Петипа, мы раньше не знали.

Еще один интересный мотив – эскизы костюмов как часть целого технологического процесса, в окружении декораций, в которых планировалось их бытование, а еще лучше вместе с пошитыми костюмами – это часть экспозиции, касающаяся «Спящей красавицы» и «Волшебного зеркала». Эскизы костюмов Всеволожского вызывали восторг у Петипа, их он находил полными вкуса, замечательными во всех отношениях. А эскизы Гурли Теляковской и Александра Головина, созданные по той же технологии (когда рисунок предшествовал цвету), Петипа, напротив, называл в своих мемуарах ужасными. Нам этот «ужас» совершенно не передается.

ЮЧ Среди экспонатов также планы сценария – того же балета «Синяя борода» Фитингоф-Шеля.

СК У Петипа был свой метод работы с композиторами. Он сочинял подробные описания с детальными заданиями – какая музыка нужна, какого характера, на сколько тактов. Этот метод был неизменен с 1860-х годов. Пуни, Минкус, Дриго, Чайковский, Фитингоф-Шель, Глазунов – все получали такие сценарии. Вопрос в том, какая в итоге возникала музыка. Кроме развернутых планов, Петипа писал и совсем лаконичные, умещавшиеся на листке, как план-сценарий музыки для танца Кота и Кошечки из «Спящей красавицы», идеально выполненные Чайковским.

Нина Стемме: <br>Бельканто –  ​основа Вагнера События

Нина Стемме:
Бельканто – ​основа Вагнера

В Шведской Королевской опере в Стокгольме состоялась церемония вручения Приза Биргит Нильссон, обладательницей которого стала всемирно известная сопрано Нина Стемме

Знакомый незнакомец События

Знакомый незнакомец

В столице Приволжья завершился масштабный фестиваль «Другая музыка. Пярт»

Московский «Цирюльник» События

Московский «Цирюльник»

Большой театр после долгого перерыва вернул в репертуар «Севильского цирюльника» Джоаккино Россини – ​оперу, которую невозможно не любить и которую так трудно хорошо спеть и свежо поставить

В мечте о свете и покое Без рубрики

В мечте о свете и покое

Историческая реконструкция последнего концерта Чайковского в Большом зале Московской консерватории