Дмитрий Маслеев: Ценю свою независимость Персона

Дмитрий Маслеев: Ценю свою независимость

История победителя XV  Международного конкурса имени П. И. Чайковского в номинации «фортепиано» Дмитрия Маслеева похожа на сказку, о которой мечтает, наверное, любой артист. Чтобы в одно утро вдруг проснуться знаменитым, оцененным по достоинству, обласканным публикой и импресарио. За три сезона он выступил в Карнеги-холле, в Парижской и Мюнхенской филармониях, со знаменитыми оркестрами мира… Но Москва для него – по-прежнему главный город. Скоро, 14 октября, мы услышим Дмитрия Маслеева с Первым концертом Шостаковича в рамках абонемента Московской консерватории «Династия Юровских». А пока пианист рассказал Евгении Кривицкой о своих приоритетах в музыке и в жизни.

ЕК Дима, заканчивается промежуток между конкурсами, когда все лауреаты были в фокусе особого внимания. И вам скоро на пятки станет наступать команда следующих победителей. Вы размышляли о том, как ваша жизнь пойдет дальше?

ДМ Думаю, тот интерес и внимание, которые проявляла к нам как к лауреатам конкурса публика, теперь будет обращен на новых победителей. Однако, надеюсь, за три года у меня получилось завоевать доверие и публики, и менеджеров, связанное не только с конкурсом, что я доказал, что сам по себе, моя личность может быть интересной.

ЕК Дима, как вы к авантюрам относитесь?

ДМ Если в хорошем смысле, то положительно.

ЕК А приходилось в жизни рисковать?

ДМ Прямо как в книгах, где описывают безумные поступки,  – нет. Но какие-то амбициозные вещи, как, к примеру, поступление в Московскую консерваторию – для мальчика из Улан-Удэ, могут, наверное, рассматриваться как авантюра. Тем более что параллельно я никуда документы не подавал  –  ни в Новосибирск, ни в Петербург…

ЕК Так в себе уверены?

ДМ Была уверенность, что все делаю правильно.

ЕК А когда вы решили участвовать в конкурсе имени Чайковского, это не представлялось авантюрой?

ДМ Сейчас, спустя какое-то время  –  да. И до сих пор конкурс Чайковского  –  событие, стоящее особняком в моей жизни, не сравнимое ни с каким другим. Но стоит отметить, что подходить к подобным вещам нужно максимально ответственно, надежду на успех подкреплять часами занятий.

ЕК У вас, я знаю, очень плотный гастрольный график. Вам тоже приходится планировать на несколько лет вперед?

ДМ Как правило, ясен ближайший сезон, есть приглашения и на два года вперед, но планы часто могут меняться. По моему опыту даже в течение сезона 30 процентов концертов добавляются по ходу  –  за два месяца, даже за месяц. Так меня пригласили в июне сыграть сольный концерт в Мариинском театре.

ЕК Концертный зал «Мариинский» славится своей акустикой. Какие были ощущения?

ДМ Акустика господина Тойоты – особая, всегда чувствуется его стиль. Это такое кристально чистое звучание, ощутимое, когда ты сидишь на сцене. Звук летит в зал и возвращается к тебе обратно. Я с удовольствием поиграл в этом зале один, без публики. Мне вообще нравится это состояние полного одиночества на сцене, когда можно помузицировать несколько часов, зная, что тебя никто не слышит.

ЕК А в Большом зале Московской консерватории как вам играется?

ДМ Поскольку БЗК почти в два раза больше Мариин­ки‑3, то необходимо не то чтобы изменять отношение к динамике, но понимать, что тебя слушают с самой «галерки», и звук должен доходить и туда. «Шептать», играть piano, как в камерной обстановке, нельзя  –  все нужно подавать крупнее. Особенно с оркестром приходится поднимать уровень динамики. Отчетливо это понимаешь, когда сам находишься в зале и слушаешь звук рояля с оркестром со стороны. Бывают моменты, когда рояль «тонет». Так и учишься, приходя на концерты.

ЕК Встречаются пианисты, которым оркестр «мешает», сковывает. А вы как себя ощущаете?

Ближайшие несколько лет мне точно скучно не будет. Нужно наращивать репертуар, но предпочитаю учить те сочинения, где могу «найти дорогу». На абсолютно новое, непонятное по языку я, видимо, не стану тратить время

ДМ Зависит от репертуара. Но за последние три года выработалось интуитивное понимание, как можно с оркестром взаимодействовать кратчайшими путями, чтобы с первой репетиции все получилось. Что касается общения с дирижерами, то каждый опыт полезен. Когда выступаешь с дирижером примерно твоего поколения, то все гораздо проще. Например, я выступал с оркестром Павла Когана, за пультом которого был Михаил Леонтьев. Мы списались с ним, договорились заранее о встрече и в процессе репетиции подробно обсудили наши намерения. Бывает, когда в афише  –  невероятно авторитетный маэстро, встреча прямо в зале, тогда лучше его внимательно слушать, это будет полезнее, так как он аккомпанировал твое сочинение уже сотни раз.

ЕК Вы ведь выступали с Валерием Гергиевым? Слушая в зале, всегда наслаждаешься, какой он тонкий партнер в аккомпанементе. А какие ощущения у вас как солиста?

ДМ Я играл с Валерием Абисаловичем сразу после конкурса Чайковского, на Тихоокеанском фестивале в Японии. Тогда я только выучил Второй концерт Рахманинова и испытывал дикий стресс, волновался, и только потом смог осознать, насколько удобно с ним было. Он действительно всегда слушает солиста, но и ты должен быть на сто процентов готов к диалогу.

ЕК Есть ли у вас персональные менеджеры? Знаю, что у вас иногда число концертов доходит до 13-ти в месяц. Кто организовывает ваши ангажементы?

ДМ Рекорд  –  17 концертов. Но я не гонюсь за цифрами, так совпало. Меня пригласили на интересный фестиваль в Германии, на озере Бодензее, как пианиста in residence. Играл и в камерных ан­самб­лях, и соло, и с оркестром. В дуэте с моим педагогом Михаилом Степановичем Петуховым мы исполняли Двойные клавирные концерты Баха. А до этого обкатывал только что выученный Третий концерт Рахманинова  –  с Тюменским оркестром, а потом в Ницце. Так и набежало концертов. Что касается менеджмента, то по России я сотрудничаю с Московской филармонией, так как часто выступаю в Москве, где теперь мой дом. Главный сольный концерт сезона  –  также здесь, в Большом зале консерватории в рамках филармонического абонемента. А зарубежный агент  –  Arts Primavera. После конкурса мне советовали знающие люди не торопиться подписывать контракт с крупными агентствами, поскольку условия могут оказаться не такими, как ожидаешь. С Arts Primavera у нас все чисто и прозрачно.

ЕК Кто еще рядом с вами? Ваш отец бывает у вас на концертах?

ДМ У нас дружеские отношения, отец, хотя не музыкант, часто ходит меня слушать, и не только в Москве, но ездил и в Казань, Петербург, Тюмень. Иногда он мне помогает с делами, ведет мой сайт – сам я не успеваю.

ЕК А вам не мешает его присутствие в зале?

ДМ Во время игры случается, что я думаю о присутствии конкретных людей в зале, и меня это, как бы это сформулировать,  – «напрягает». Но когда отец приходит  –  мне приятно. Вся наша семья живет теперь в Петербурге, я – младший из троих сыновей. Мои братья не связаны с музыкой, но мы постоянно общаемся. При этом я ценю свою независимость. Я ведь пока был студентом, жил в общежитии, и это многому учит, воспитывает чувство ответственности. Поэтому люблю держать все под контролем.

ЕК Как вы относитесь к формуле: «все, что ни делается,  –  все к лучшему»?

ДМ Все, что ни делается,  –  все равно приводит к какому-то результату, это путь, который надо пройти. И хотя у нас есть выбор, какое решение принять, но судьба  –  она одна.

ЕК Вы  –  фаталист?

ДМ В этом плане  –  да.

ЕК А по характеру?

ДМ Стопроцентный интроверт. Возможно, сейчас стал чуть более открытым, так как приходится общаться с новыми людьми.

ЕК В абонементе Московской консерватории «Династия Юровских» вы солируете в Первом фортепианном концерте Шостаковича. Он давно в вашем репертуаре?

ДМ Я как раз планировал его выучить, когда поступило предложение от Московской консерватории. У меня в репертуаре был Второй фортепианный концерт Шостаковича, который я записывал с Госоркестром Татарстана под управлением Александра Сладковского. А весной этого года они пригласили меня принять участие в фестивале «Белая сирень», и я выбрал именно Первый Шостаковича, чтобы был стимул быстро его выучить. Так что премьеры обоих концертов у меня связаны с Казанью.

ЕК А какой из этих концертов вам больше нравится?

ДМ За вторую часть Второго концерта я, пожалуй, предпочту его. Первый концерт немножко «хулиганский», там много разудалых моментов – и в каденции у рояля, и у оркестра. Целый калейдоскоп событий в музыке, так что, слушая ее, соскучиться невозможно.

ЕК Вы упомянули запись с Госоркестром Татарстана. Это ведь диск с концертами Шостаковича, вышедший на «Мелодии»? Ваш дебют в звуко­записи?

ДМ Да, раньше я никогда не записывался. Прошлой осенью фирма «Мелодия» предложила сделать мне уже сольный диск, соединив Концерт Шостаковича со Второй сонатой Прокофьева и несколькими сонатами Скарлатти. Я был очень рад выходу моего первого самостоятельного альбома. Мы дописывали его в Москве, в БЗК: приходили после вечерних концертов и работали в пустом ночном зале. Очень необычные ощущения.

ЕК Ночь в консерватории? Как романтично! Не бродят ли там призраки?

ДМ Никто не приходил, да и я, честно говоря, был занят музыкой.

ЕК Что нового ожидает вас впереди?

ДМ Сразу после исполнения концерта Шостаковича в БЗК я сыграю его в Вене, в конце сезона намечается крайне интересный тур в Китае, будет много выступлений в России, также впервые посещу с концертами Венгрию, Мексику.

ЕК Сможете увидеть достопримечательности?

ДМ В Венгрии – вряд ли, концерты в начале сезона, когда график плотный. Может быть – в другой раз.

ЕК Когда приходится играть каждый день, как вы восстанавливаетесь?

ДМ Сильно упрощает дело, если репертуар один и тот же. Рецепт: сон, хороший завтрак, возможность часа три позаниматься, чтобы медленно «почистить» программу. Если разные сочинения каждый день, то приходится дополнительно заниматься после концертов  –  это физически выматывает.

ЕК А как проводите отпуск?

ДМ Просто остаюсь дома, что-то слушаю.

ЕК Как вы себе представляете ваше будущее? Концерты, концерты, перелеты, гостиницы…

ДМ Я спокоен по этому поводу. Ближайшие несколько лет мне точно скучно не будет. Нужно наращивать репертуар, но предпочитаю учить те сочинения, где могу «найти дорогу». На абсолютно новое, непонятное по языку я, видимо, не стану тратить время.

ЕК Вы говорите о современной музыке?

ДМ Да, или о той, что написана 250 лет назад.

ЕК Но вы же играете Баха?!

ДМ Баха я обожаю, речь идет скорее о классическом и постклассическом периоде. Есть вещи, совсем мне не близкие, например, Шуберт. Хотя я сыграл недавно его Экспромты, надо было их выучить.

ЕК Надо? Разве вы сам себе не хозяин?

ДМ Сознательно решил за них взяться, думаю, что это принесло пользу. Чтобы не идти только «легкими путями».

Маттиас Айк: Играть – как дышать Интервью

Маттиас Айк: Играть – как дышать

Хедлайнер фестиваля Skolkovo Jazz Science норвежец Маттиас Айк – ​о том, как родиться в провинции и стать звездой европейского джаза

Рене Мартен: <br>«Безумные дни» – <br>это очень личная история Интервью

Рене Мартен:
«Безумные дни» –
это очень личная история

Французский продюсер, отец-основатель фестиваля Рене Мартен (РМ) поделился рецептами приготовления своего необычного фестиваля с Ольгой Русановой (ОР)

Михаил Сафронов: Счастливое место там,  где сбываются мечты Персона

Михаил Сафронов: Счастливое место там, где сбываются мечты

Академическому Театру Музыкальной комедии в Екатеринбурге исполняется 85 лет

Андрей Бызов: Итоги конкурса читал как результаты лотереи Интервью

Андрей Бызов: Итоги конкурса читал как результаты лотереи