Дмитрий Курляндский: Нам не нужны аватары, нам нужны авторы Персона

Дмитрий Курляндский: Нам не нужны аватары, нам нужны авторы

Летом в Москве пройдут «Композиторские читки». Их участником может стать любой молодой композитор, который хочет, чтобы его партитуру разобрал и исполнил Московский ансамбль современной музыки (МАСМ). Эти летние курсы, совместно с ансамблем, организует Союз композиторов России. С лекциями выступят три куратора проекта – композиторы Юрий Воронцов, Настасья Хрущева и Дмитрий Курляндский, имеющие большой опыт преподавания в области современной композиции. Дмитрий Курляндский (ДК) рассказал Петру Поспелову (ПП) о сути «Композиторских читок».

ПП «Композиторские читки» – что это такое? Кто придумал этот формат?

ДК В международной практике существует традиция таких читок. Музыканты – солисты или коллективы – читают партитуры молодых (и не очень молодых) композиторов с листа, одновременно комментируя работы участников, советуя лучшую нотацию для тех или иных приемов игры, а иногда и предлагая собственные решения задач, поставленных в партитуре. По сути, это лаборатория, в которой композиторы и исполнители в непосредственном контакте работают над партитурами.

ПП Чему может научить композитора исполнитель?

ДК Конечно, не только особенностям своего инструмента. Меня исполнители учат тому, что музыку исполняют люди – со своими вкусами, предпочтениями, характерами. Полезно помнить, что мы пишем не только для инструментов, но и для людей, которые на них играют – это понимание может сильно изменить наше отношение к музыке, к ее исторической эволюции.

ПП Где в мире практикуются читки?

ДК Чаще всего такая практика распространена в учебных заведениях – именитые музыканты читают и комментируют партитуры студентов. В нашем случае мы выходим за рамки учебных заведений – именно поэтому, помимо музыкантских читок, в проекте предполагается участие трех композиторов-кураторов. Они будут при необходимости модерировать общение студентов с музыкантами…

ПП Те сами не поймут друг друга?

ДК Это отдельное, важное и необходимое умение – контакт с исполнителем. Также кураторы прочтут лекции для участников. Таким образом, мы прибавляем учебную составляющую курсов. Чтение партитур и чтение лекций – из них и сложилось название проекта.

ПП Что станет результатом «Композиторских читок»?

ДК Мы надеемся, что несколько партитур будут
сыграны МАСМом в концерте, а если повезет, какие-то
работы смогут войти в репертуар ансамбля.

ПП Часто говорят, что научить писать музыку невозможно.

ДК Возможно. Проблема тут в постановке вопроса, а именно – в глаголе «писать». Чтобы научиться писать, нужно научиться сперва слушать и слышать. Услышав музыку – в себе, вокруг себя, в другом, в самом неожиданном месте, – можно начинать задумываться о том, как ее записать. Я вижу на практике, что научить писать как раз можно. Научить слышать сложнее, для этого нужна внутренняя необходимость именно слышать, особое устройство личности, которое требует акустического восприятия мира, проекции мира именно в акустическое и временнόе пространство. Без такого слушания письмо оказывается автоматическим воспроизведением существующих моделей письма. Хотя сами эти модели, когда они только появлялись, были следствием слышания – конкретных композиторов в конкретные эпохи.

ПП Помнится, вы как-то водили слушателей по городу, учили их улавливать музыку в шумах среды.

ДК Да, я сделал это в рамках лаборатории «Слышать» в Пространстве Перформативных Практик. Это был очень интересный опыт, раскрывающий способность человека быть чутким во взаимоотношении со средой и пребывании в ней. По сути это было попыткой перевода повседневной реальности в художественную. Композицией в живом времени.

ПП Важно ли для начинающего композитора позаниматься у мастеров, представляющих разные направления?

ДК Очень важно. Хотя, конечно, все зависит от индивидуальной внутренней необходимости. Понимание, что существует множество очень разных типов музыкального мышления, обогащает композитора.

ПП Если вы видите в молодом композиторе талант, но он чужд вам по стилю, будете ли вы с ним заниматься?

ДК Тут нужно определиться, что такое стиль. Только что я говорил про слух. Слух у всех индивидуален, как отпечаток пальца. Точно так же – стиль. Любая школа или традиция является средством унификации, подчинения независимого по природе слуха/стиля определенным моделям. Это рефлекс коллективного выживания, и касается он не только музыки, но абсолютно всего спектра человеческой деятельности – от организации труда до способов ведения войны. Есть униформа – и есть унислух. Наверное, это связано со страхом одиночества. Если композитор себя самого обнаруживает как стиль или традицию, производит собственную модель, даже если по внешним признакам она напоминает какую-то существующую модель, это здоровая творческая ситуация. Внешняя схожесть может быть следствием определенного внутреннего склада личности. Но если композитор нацелен на воспроизводство стиля как внешней по отношению к себе модели…

Полезно помнить, что мы пишем не только для инструментов, но и для людей, которые на них играют. Музыку исполняют люди – со своими вкусами, предпочтениями, характерами

ПП Допустим, она ему нравится.

ДК Нравится/не нравится – критерий выбора в супермаркете. Тогда композитор, к сожалению, обречен на серьезную депрессию, внутренний конфликт: его личность не реализуется, он не автор собственной модели, но аватар чужой. Существует запрос общества на воспроизводство моделей, и чем традиционнее общество, тем более явный этот запрос. Он даже может обеспечить композитора признанием. По такой схеме функционирует попса – не высокая, а низкая, ширпотреб. Но в истории остаются те, кто модели преодолевает, а не воспроизводит их. Как я уже где-то говорил, Моцарт гениален не там, где подчиняется законам жанра, а там, где он их преодолевает. Менуэт или соната существовали и без Моцарта. Вот это отличие и обращает на себя внимание – независимо от стиля. Его и следует искать. Возможно, композитору стоит отказаться от всего, что есть не он – и оставить только то, что его отличает. Но это сложный волевой шаг – не каждый на него готов. Я верю, что каждый композитор по-своему талантлив и, безусловно, индивидуален. Но мы часто сталкиваемся с тем, что талант и индивидуальность оказываются заслонены, вытеснены моделями.

ПП Чем тут может помочь педагог или куратор?

ДК Педагог, просто в силу возраста и опыта, – а педагогам приходится иметь дело с сотнями партитур ежегодно, – может различить те самые модели в работе студента и обратить на них его внимание. Это не значит, что педагог будет их запрещать: достаточно выявить и проговорить факт, убедиться, что обнаруженное модельное мышление студента – мышление автора, а не аватара.

ПП Но иногда композитору важно быть в группе – опыт СоМа (группы «Сопротивления материала», в которую входил Дмитрий Курляндский – МЖ) это показывает. Без поддержки коллег трудно обратить на себя внимание.

ДК СоМа манифестировала: «Мы все очень разные. Разность нас объединяет». Это была принципиальная позиция – отсутствие общей эстетической платформы, укладывающейся в законы письма или трансляцию общих предпочтений. Поддержка коллег – сомнительное подспорье для композитора. Композитора выбирают исполнители – нельзя заставить исполнителя играть музыку, которая ему не нравится. Композитор пишет сочинение – и оно начинает жить помимо него, независимо. Иногда на концертных площадках – иногда в столе. А композиторские группы, манифесты и прочее – только возможность заявить о своих частных воззрениях.

ПП Что приносит вам радость как педагогу? В каком случае вы скажете: «А мы не зря потратили время!»?

ДК В случае, если эту фразу произнесет сам ученик.

 

Летние курсы «Композиторские читки» пройдут с 20 по 22 июля 2018 года в Доме композиторов (Москва, Брюсов пер. 8/10 стр. 2). Участниками станут 14 молодых композиторов (до 35 лет), прошедших отборочный тур. На конкурс принимаются партитуры для флейты, кларнета, скрипки, виолончели и фортепиано, или для части этого состава. О подробностях участия можно прочесть на сайте Союза композиторов России по адресу: http://unioncomposers.ru/projects/120/

Маттиас Айк: Играть – как дышать Интервью

Маттиас Айк: Играть – как дышать

Хедлайнер фестиваля Skolkovo Jazz Science норвежец Маттиас Айк – ​о том, как родиться в провинции и стать звездой европейского джаза

Рене Мартен: <br>«Безумные дни» – <br>это очень личная история Интервью

Рене Мартен:
«Безумные дни» –
это очень личная история

Французский продюсер, отец-основатель фестиваля Рене Мартен (РМ) поделился рецептами приготовления своего необычного фестиваля с Ольгой Русановой (ОР)

Михаил Сафронов: Счастливое место там,  где сбываются мечты Персона

Михаил Сафронов: Счастливое место там, где сбываются мечты

Академическому Театру Музыкальной комедии в Екатеринбурге исполняется 85 лет

Андрей Бызов: Итоги конкурса читал как результаты лотереи Интервью

Андрей Бызов: Итоги конкурса читал как результаты лотереи