Интервью

Даниил Крамер: Я бы не сказал, что русский джаз уже возник – он сейчас в процессе становления

Даниил Крамер: Я бы не сказал, что русский джаз уже возник – он сейчас в процессе становления

Говорить о джазе и, в частности, о джазе в России не так уж и просто. Вроде бы все ясно: профессионалы есть, фестивали и концерты проводим, новое ищем. Однако что такое «современный российский джаз»? Как учат джазовых музыкантов, и что нужно, чтобы реализоваться в профессии? Об этом Маргарите Бедняковой (МБ) рассказал советский и российский джазовый пианист, педагог, композитор и продюсер Даниил Крамер (ДК).

МБ Вы закончили Гнесинку как классический пианист и не раз говорили, что джазовых уроков у вас было не так уж и много. Кажется, шесть.

ДК Шесть у Леонида Чижика, два – у Михаила Есакова.

МБ И вам этого хватило?

ДК Нет, не хватило. И поэтому мой переход из классики в джаз вместо двух лет занял семь. Я потратил годы на то, на что надо было потратить недели, я изобре­тал велосипеды раз за разом вместо того, чтобы учитель сказал мне, что надо делать. Учитель – это человек, который аккумулирует громадный опыт, показывает путь, воспитывает в вас самостоятельного искателя, самостоятельную творческую личность, но при этом экономит вам годы и десятилетия жизни.

МБ Как складывался ваш исполнительский стиль?

ДК Так получилось, что я за свою жизнь играл с очень разными музыкантами, в разных стилях: от того, что в советские времена называлось «ВИА», до ознакомления с джазом, роком, фьюжном… Я был как ребенок, который трогал и пробовал на вкус, на зуб все, что видел. Другой вопрос, что мое профессиональное классическое обучение дало понимание, что нужно знать меру в «растопырке» своих пальцев: если будешь тыкаться во все стороны одновременно, рискуешь стать дилетантом. Что касается конкретных музыкантов, на меня влияли такие люди, как Билл Эванс, Монти Александер, Мишель Петруччиани. Влияли по-разному: пары ободряющих слов в конце 80-х на Гренобльском фестивале от Петруччиани мне хватило для того, чтобы взмыть на крыльях, поверить в свои силы.

МБ Можете ли вы посоветовать учебники по импровизации?

ДК Не только не буду их советовать, а буду советовать ими не пользоваться.

МБ Потому что импровизация – это свобода?

ДК Нет. Потому что лучший учебник по импровизации – это диски, это музыка, это ваш анализ и стоящий рядом учитель, который знает, как что делается. Учебник без учителя вам ничего не даст, более того, может навредить. Он поведет вас по пути, который вы не поняли. Это все равно что вам дадут в руки прекрасное лекарство, но вы не знаете, как им пользоваться. Может быть, оно вам поможет, если вы удачно его примете, а может быть, навредит. Я вообще противник обучения музыке по учебнику. Учебник в музыке приводит меня в уныние, а вот книги, рассказывающие как работать с музыкальными текстами, книги по анализу музыкальных произведений, по истории музыки, если вы умеете понимать историю и извлекать из нее уроки, – другое дело.

МБ Каким образом молодой джазовый музыкант может сделать себе карьеру? Что нужно для реализации себя после учебы?

ДК Во-первых, ему нужно нечто, что кардинально отличало бы его от всех других – «собственная идея». Ему нужно быть личностью, которая предложит некий продукт, настолько яркий и захватывающий, что публика захочет приходить на него еще и еще, и менеджеру будет выгодно и интересно с ним работать. Это невероятно трудно, и мало кто так может сделать. Во-вторых, если у вас нет такой идеи, то вам нужна звезда, которая возьмет за руку и выведет на сцену. Это и хорошо, и плохо одновременно, потому что когда звезда отойдет от вас, публика скажет: «Ну, и на что ты способен сам?» Третье – удача. Нужно, чтобы ваш менеджер вас нашел. Удача в жизни музыканта играет иногда решающую роль. Порой это очень обидно, но высокоталантливые люди не получают продюсера. Четвертое, что бывает нужно музыканту в разные времена, – умение общаться с людьми. Это очень важно для тех, кого мы называем «придворными музыкантами». В слове «придворный» у меня нет отрицательного смысла, просто констатация факта жизни. Скажем, такой музыкант, как Гайдн, был придворным. Но такие люди должны уметь общаться с власть имущими, и это другой способ жизни и другой способ делания карьеры.

МБ Имеет ли значение участие в фестивалях и конкурсах?

ДК Значение имеют иногда самые неожиданные вещи, это может быть концерт, о котором вы даже и не думаете. Вы никогда не знаете, где вас найдет удача. Она может внезапно найти вас просто на улице.

в джазе можно аплодировать даже после соло. В этом и заключается его кардинальное отличие от классики: джаз в самом прямом смысле создает музыку при вас и вместе с вами

МБ Какие джазовые конкурсы и фестивали, на ваш взгляд, самые важные?

ДК В России есть несколько: «Gnesin-Jazz», Ростовский джазовый конкурс. Но конкурс конкурсом, к нему готовят программу. Для меня они – не показатель. Я могу рассказать о разных случаях, когда люди, блестяще выступившие на конкурсе под руководством педагогов, не показывали ничего в самостоятельной работе. К примеру, Паскаль Девуайон, который в 80-х взял, по-моему, второе место на конкурсе Чайковского – все прочили ему первое. И он приехал через год в Большой зал консерватории с двумя концертами. На первый невозможно было достать билеты, а перед вторым все пытались от них избавиться. Он не показал себя самодостаточным музыкантом. Он был выдрессирован для конкурса, и на этом все закончилось.

МБ Нужно ли музыканту что-либо доказывать?

ДК Как только музыкант начинает доказывать, он уже проиграл. Музыкант должен быть просто убежден в себе и в том, что он делает. Музыка не должна ничего доказывать. Я прошел это. Это большая ошибка. Музыкант должен выходить, играть, и единственное его желание, которое должно быть, – это захватить чужую душу своей музыкой. Музыкой ничего доказывать не надо, она не для этого создана. Это не средство убеждения, это не средство пропаганды.

МБ Что сегодня представляет собой русский джаз?

ДК Что вы называете русским джазом? Понятие «русский джаз» есть, предположим, в творчестве таких людей, как Сергей Старостин. В его музыке можно найти элементы того, что мы понимаем под современным джазовым авангардом, и это смешано с русскими народными культурными истоками. Можно назвать русским джазом программу Алексея Подымкина на темы советского кино. Я бы не сказал, что «русский джаз» уже возник – он сейчас в процессе становления. Идет процесс аналогичный тому, который был во времена Бортнянского, затем Глинки и затем перерос в Чайковского – осваиваются русские культурные истоки. Сейчас – «времена Бортнянского», когда за основу берется европейская классика, но уже используются изредка русские национальные мотивы. Ждем Глинку, который переведет это в разряд русской классической музыки, а затем уже кульминациями будут всякие возникновения Бородиных, Чайковских и всяких других Римских-Корсаковых.

МБ Как менялся джаз в нашей стране на протяжении всего времени, что он существует? Возможно ли обозначить основные точки в процессе его эволюции?

ДК Да. Первой точкой я бы назвал Утесова и «Теа-джаз». Побочной ветвью – творчество Дунаевского, чьи мелодии прекрасно поддаются джазовым аранжировкам. Следующая точка – оркестр Эдди Рознера и, с другой стороны, – популярное джазовое эстрадирование Александра Цфасмана, которое дало огромный стимул джазу, примирив его с частью советского чиновничества, желая того или не желая. Затем, конечно, следовало творчество Георгия Гараняна. Следующая точка – это Олег Лундстрем с оркестром, который дал толчок в сторону концертирующего джаза. Туда же относим Алексея Козлова с его «Арсеналом» и возникновение гастрольной практики Леонида Чижика, который вывел джаз на большую филармоническую сцену. На следующем этапе – появление первых методических пособий. Здесь бесценен вклад Игоря Бриля и Юрия Чугунова. К позднему Чижику относим Анатолия Кролла, который не только суммировал многие достижения советской, постсоветской оркестровки, но и сумел создать оркестр, ставший «котлом», из которого выпрыгивали звезды. Я считаю вклад Кролла в этом плане бесценным. Думаю, что таким же станет – и уже становится – оркестр Бутмана. Оттуда уже тоже начинают выпрыгивать звезды – ценнейшее качество настоящих джазовых бэндов.

Отдельно я бы отметил точку ГТЧ – трио Ганелин–Тарасов–Чекасин. Это поворот к современному авангарду на высокопрофессиональном уровне в советском джазе. Творчество Аркадия Шилклопера также, на мой взгляд, оказало огромное влияние на всю российскую джазовую сцену. В начале позднего периода сыграл большую роль ансамбль Николая Левиновского – популяризатор современных «джаз-роковых» стилей. На данный момент сцену формируют несколько человек, в том числе и я. Игорь Бутман сделал очень многое, в джазовых фестивалях его вклад огромен.

МБ Почему у нас не приживается contemporary джаз?

ДК Он вообще не везде приживается. Я не отношу себя к его поклонникам, долго не выдерживаю. Мне не хватает мелодики, смысла. Подобно Густаву Малеру я готов сказать после репетиции какого-то современного композитора: «А теперь, пожалуйста, господа оркестранты, сыграйте мне до-мажорное трезвучие, а то я сегодня спать не смогу». Видимо, я уже постарел в свои 58 лет. Что касается contemporary music, один из немногих людей, кого я слушаю, – София Губайдулина. Это действительно высокий класс.

МБ Джаз, на ваш взгляд, элитарное или массовое искусство? И стоит ли вообще делить на такие категории?

ДК Нет, не стоит. А классика – это элитарная музыка? В любом жанре есть более доступное и менее доступное. Я могу сыграть блюз так, что вы умрете от моего эклектизма, а могу так, что вы будете, как во время «Калинки-малинки», топать ногами. Это зависит от меня – от исполнителя.

МБ Существуют ли какие-то правила, которых придерживаются музыканты во время выступлений, некий джазовый этикет?

ДК Да. Будешь тянуть одеяло на себя – тебя выкинут из ансамбля, и правильно сделают. Надо уметь поддерживать контакт со своими партнерами по сцене. Надо уметь, когда надо – взять лидерство, а когда – стать «подстилкой» под тем, кто сейчас взял на себя лидерство. Слово «подстилка» принадлежит не мне. Билл Эванс когда-то сказал, что «хороший лидер – это не только тот, кто умеет руководить, но и тот, кто умеет в нужный момент стать подстилкой на нужное время». Необходимо уметь аккомпанировать так тонко, чтобы выделить лидера в самом выгодном для него свете.

МБ А джазовый этикет слушателей? Как должно происходить взаимодействие публики и музыкантов?

ДК Джазовый этикет слушателей отличается от того, который существует среди любителей классики. У классиков, к примеру, не принято аплодировать в перерывах между частями произведения. А в джазе можно аплодировать даже после соло. В этом и заключается его кардинальное отличие от классики: джаз в самом прямом смысле создает музыку при вас и вместе с вами. Музыканты вряд ли будут хорошо играть, если вы равнодушны. Когда-то Арт Блейки сказал: «Чем лучше вы нам аплодируете – тем лучше мы для вас играем».

Во славу соловья Персона

Во славу соловья

В Баку прошел VII Международный конкурс имени Муртузы Мамедова

Вячеслав Гордеев: Моя судьба связана с Россией Персона

Вячеслав Гордеев: Моя судьба связана с Россией

Выдающемуся танцовщику, хореографу, педагогу Вячеславу Гордееву исполнилось 70 лет и 50 – его творческой деятельности.

Иэн  Бостридж: В «Смерти в Венеции» Бриттена мне иногда слышится Чайковский Интервью

Иэн Бостридж: В «Смерти в Венеции» Бриттена мне иногда слышится Чайковский

Выдающийся британский тенор, защитивший диссертацию о колдовстве в Англии, вновь посетил Россию

Виолончельное «нашествие» в Саратове Интервью

Виолончельное «нашествие» в Саратове

Девять дней состязались молодые виолончелисты из разных стран, приехавшие на Международный конкурс имени С. Н. Кнушевицкого