Большой театр представил оперетту «Кандид» Бернстайна

В выходные Большой театр показал на Исторической сцене полусценическую версию оперетты «Кандид» Леонарда Бернстайна. Накануне премьеры постановщики встретились с представителями СМИ.

Туган Сохиев: «Важное событие в Большом театре – на нашей сцене, наконец, появился великий Леонард Бернстайн. Его оперетта «Кандид», несмотря на то, что мы сделали ее в формате концертно-театрализованного представления, все-таки получит жизнь в этих стенах. Мне  хочется надеяться, что зрители оценят и поймут тот юмор, ту искристую музыку и ту энергию, которую Бернстайн вложил в это замечательное сочинение, и конечно же работу наших артистов – она не должна никого оставить равнодушным. Жанр «Кандида» очень необычный. Оперные артисты не занимаются опереттой. Это направление предполагает совершенно другие критерии и даже образ мышления. Бернстайн был серьезным композитором и дирижером, поэтому мы попытались пойти по пути высокой оперетты, когда она имеет такое же высокохудожественное значение, как и оперный спектакль. В год столетнего юбилея Леонарда Бернстайна Большой театр должен был вспомнить этого замечательного музыканта, эту личность в культуре XX века. Нам показалось, что «Кандид» – то название, которое может пользоваться успехом у зрителя, и должно появиться на наших афишах.

Я знаком с музыкой Бернстайна, несколько раз дирижировал его произведения. Конечно, его творческое наследие безгранично – он выступал как дирижер, композитор, популяризатор музыки — вспомнить хотя бы Малера. Бернстайн очень много сделал для популяризации его симфоний в мире. Вся музыкальная общественность должна сказать спасибо Бернстайну за то, что он открыл так много музыки и воспитал новое поколение музыкантов – в Америке и в Европе. Он также приезжал в Советский Союз. Так что его юбилей – очень крупное событие.

Оркестру Большого театра непросто, но, мне кажется, его профессионализм сейчас позволяет дотрагиваться  до сочинений различного жанра – это может быть и Верди, и Чайковский, и Россини, и, как оказывается, Бернстайн. Сложность в работе над этой партитурой состояла в том, чтобы добиться легкости, прозрачности, искристости в звучании различных групп оркестра».

Петр Маркин (исполнитель ролей Панглосса, Рассказчика, Мартена): «Это подарок для любого артиста. Здесь можно ощутить себя в качестве оперного певца и в то же время поработать чтецом-ведущим, перевоплотиться в персонажей из спектакля, которые сопровождают перипетии главных героев. Это очень интересно. У меня больше русского текста. концертное исполнение подразумевает много слов от лица Рассказчика. В то же время  у меня пять сольных номеров и несколько ансамблей – уже на английском языке. Увертюра к «Кандиду» настраивает на гротеск, гипертрофированное существование на сцене. Все невероятные приключения меняют сюжет и отношение к этому, а мой персонаж в каком-то смысле указывает их направление.

Я не мог себе представить, что столкнусь с такой работой на оперной площадке, в Большом театре. У меня есть опыт драматического артиста, и это погружение в свои профессиональные возможности – не только вокальных, но и затрагивающих работу с текстом, все вместе – это впервые для меня на сцене музыкального театра».

Алексей Франдетти: «С ролью Рассказчика связана давняя традиция – этот персонаж играет артист мюзикла или актер драматического театра. Петр Маркин – профессиональный вокалист, заканчивал ГИТИС, ученик Александра Тителя. С Петром мы вместе работали в спектакле «Суини Тодд».

Мне кажется, тот зритель, который читал Вольтера, и тот, кто не читал, обнаружит в событиях, которые происходят с героями «Кандида», аллюзии с днем сегодняшним».