ArtBeat – жизнь в джазе События

ArtBeat – жизнь в джазе

Уникальный лейбл, выпускающий музыку для истинных ценителей

Как формируются музыкальные вкусы, эстетика эпохи? Этот процесс идет далеко не только в центральных эфирах, центровых клубах и в свете коммерческих прожекторов. Творчество и талант нужно уметь увидеть – независимо от обрамления, и это особый дар. В этой парадигме на стыке трендов живет и работает московское музыкальное издательство ArtBeat Music. Среди стилей в его каталоге – фьюжн, нью-эйдж, камерная импровизационная музыка, прогрессив и арт-рок, фанк и world music. Но основное направление – джаз.

Этот жанр сейчас, в отличие от прошедших эпох, признан на государственном уровне, представлен как филармоническое искусство. Количество американских звезд первой величины, побывавших в РФ (благодаря Дню джаза в Санкт-Петербурге), весьма велико. Только в этом виде легкой музыки у нас есть артисты, постоянно издающиеся за рубежом, а выбор записей на виниловых дисках сопоставим с любым другим направлением.

Все эти миры прихотливо переплетаются, создавая новое качество. Оно и представляется смыслом того, что происходит.

Создание арта

ArtBeat Music входит в фонд «АртБит», основанный в октябре 2010 года звездным саксофонистом Алексеем Козловым вместе с меломаном и бизнесменом Сергеем Халиным. Стартовой была мысль, что в клубах России выступают артисты, которые играют прекрасную авторскую музыку – и их необходимо издавать! Название бренда, как гласит легенда, приснилось Халину, как производное от английского слова «Heartbeat» (названия песни группы King Crimson, которую Сергей очень любит). Исполнительным продюсером стал Николай «Big Nick» Богайчук – специалист, который реально помогает музыкантам довести работу до логичного завершения – выхода альбома. Другая часть фонда – Клуб Алексея Козлова, естественным образом несущий в названии имя легенды.

Оригинальный дизайн делюкс-релизов ArtBeat Music, толстенькие коробки с отличной полиграфией – результат мозговых штурмов и ручной доводки в типографии «Мастерская Наумкина» – украшение коллекций меломанов. Сейчас диски нередко выходят с «клубным» оформлением – в тонких, «удобных для перевозки», обложках. Лейбл компенсирует это выпуском винила. Кстати, «клубные» издания иногда вкладываются внутрь обложек виниловых дисков как бонусы. Богайчук, фанат винила, проводит лекции–прослушивания любимых пластинок в московском клубе «Эссе».

«Мне жаль сегодняшних потребителей сетевого цифрового музыкального контента, – комментирует он. – Зачастую треки вырваны из общего контекста альбома и обезличены. Для меня это все равно, что вырванные страницы из романов».

У лейбла осознанная эстетическая и мировоззренческая позиция: каждый релиз должен соответствовать духу «АртБит»! Она сразу была «немодной» – тут будто и не знают про эфемерные для искусства понятия «спешка» и «мода», а подобные правила игры вряд ли понятны эффективным менеджерам. Каждое издание проходит проверку на верность этим положениям, и лейбл пока что не замечен в выпуске коммерческой «джинсы».

Богайчук говорит так: «Происходят события, которые не может вместить душа человека – и появляется понятие “служение музе”».

Чувство бита

Первыми релизами ArtBeat Music были двухтомник Алексея Козлова «Джазист», CD-сборник-календарь с фонограммами и фото резидентов лейбла, и новый альбом «Примирение» ансамбля «Арсенал». Шедевр издательского искусства – комплект «Alexey Козлов & Arsenal. Live in Tallinn’74» (2LP/CD, 1974/2016) – его не просто приятно держать в руках, процесс появления этого артефакта похож на экспедицию в прошлое. История завязалась, когда выяснилось, что в архиве Дома Эстонского радио и телевидения (ERR – Эстонское национальное телерадиовещание) хранятся бобины, на которых записан на 38-й скорости, а значит с отличным качеством, концерт «Арсенала» 10 мая 1974 года (привет из времен, когда группа была в глубоком андеграунде) задолго до первого релиза ансамбля. «Я понял, что вот оно – счастье, и нет его слаще!», – вспоминает тот момент Богайчук.

Переговоры шли почти год. Николай отправился за записями в Таллинн. Когда он выходил из ERR с двумя бобинами и документами, начался дождь. Биг Ник снял пиджак и закрыл им записи… Продюсер теперь ностальгирует: «Я бы их тогда не поменял бы даже на первые записи The Beatles…»

У фотографа Тыну Таливеэ случайно, на пленке с другой надписью, обнаружились 36 негативов фотографий того концерта. Релиз буквально всплывал из глубины времен – словно дождался своего часа.

Там же, в Эстонии, договорились о работе с саксофонистом Алексеем Круг­ловым – где же еще поговорить москвичам! К коллективу присоединился Яак Соояар – гитарист, вице-президент и создатель Эстонской джазовой федерации. Их с Алексеем можно услышать играющими Баха, например, в московском Соборе Петра и Павла, в Эстонии, во Франции. ArtBeat Music выпустил успешный диск эстонских джазменов и Круглова «Могучая кучка» с музыкой русских композиторов XIX века. В планах продолжение – альбом с музыкой Чайковского. Композитор жил в Эстляндии, в Хаапсалу, про это напоминает пьеса «Воспоминание о Гапсале». Богайчук участвовал в организации гастролей известного еще в СССР пианиста Тыну Найссоо, имел отношение к приезду звездного Рейна Раннапа.

Алексей Козлов и BigNick с альбомом «Live in Tallinn’74»

Но география релизов от ArtBeat не ограничивается, конечно, Таллинном и Москвой. Вышел альбом казахстанского ансамбля «Бумеранг» – сейчас известен входивший в него трубач Юрий Парфёнов из питерской группы «АукцЫон» и Ансамбля интуитивной музыки «Три О». Запомнился диск джаз-­ансамбля «Архангельск», записанный на фестивале в болгарской Варне (его проводит экс-ленинградский саксофонист Анатолий Вапиров). Выходили релизы украинского гитариста Энвера Измайлова, вибрафониста Владимира Голоухова – концертмейстера театра «Сатирикон» и лидера группы Pervoe Solnze, гитариста Алексея Давлетшина, группы Marimba Plus, трубача Александра Сипягина (США). Отметим симфо-джаз-роковый диск «Owner Of A Lonely Horn» Аркадия Шилклопера (валторна) с оркестром – симфоническое посвящение группе Yes.

Многие альбомы найти уже не просто, например, делюкс-издания CD «Арсенала» – «13», винил альбома Алексея Козлова и Дмитрия Илугдина – «Переосмысленная классика» с обработками Равеля, Бородина, Римского-Корсакова, Чайковского, Вагнера и Сати, Форе и Бизе. Из недавних работ выделим диски легендарного гитариста Алексея Кузнецова и фьюжн-трио Kle2Go (Клевенский, Голоухов, Горбунов).

Мечта о музыке

ArtBeat Music – отражение духа поколений. Меломаны родом из СССР хотели знакомить друзей с любимой музыкой и мечтали сами ее достойно выпускать. Эта мечта для кого-то сбылась. Но и нынешний кризис музыкальных носителей – не тайна. Тиражи винила ArtBeat Music иногда составляют удивительные цифры – 100, а то и 50 экземпляров лимитированных, пронумерованных копий. Они становятся раритетами сразу – в момент выхода. Обладатели этих пластинок когда-нибудь составят «элитные» клубы любителей хорошей музыки.

Джаз несет в себе инстинктивную, генетическую культуру. Ведь «грубый джаз», «тупой джаз» или «хамоватый джаз» – оксюмороны, не правда ли? Джаз делает окружающий мир лучше, музыкальнее. Возможно, именно поэтому к стилю обращались классики – от Джорджа Гершвина до Хулио Кортасара. И есть ощущение, что сейчас жанр и сам становится интереснее. Мы живем в эру нового джаза? Это звучит, конечно, излишне оптимистично, но время иногда дышит именно в этих ритмах.

Нина Стемме: <br>Бельканто –  ​основа Вагнера События

Нина Стемме:
Бельканто – ​основа Вагнера

В Шведской Королевской опере в Стокгольме состоялась церемония вручения Приза Биргит Нильссон, обладательницей которого стала всемирно известная сопрано Нина Стемме

Знакомый незнакомец События

Знакомый незнакомец

В столице Приволжья завершился масштабный фестиваль «Другая музыка. Пярт»

Московский «Цирюльник» События

Московский «Цирюльник»

Большой театр после долгого перерыва вернул в репертуар «Севильского цирюльника» Джоаккино Россини – ​оперу, которую невозможно не любить и которую так трудно хорошо спеть и свежо поставить

В мечте о свете и покое Без рубрики

В мечте о свете и покое

Историческая реконструкция последнего концерта Чайковского в Большом зале Московской консерватории