Аргументы армянского балета События

Аргументы армянского балета

На Исторической сцене Большого театра Национальный академический театр оперы и балета им. А. Спендиаряна показал балет Арама Хачатуряна «Гаянэ», приурочив гастроли к 115-летию со дня рождения композитора, 100-летию образования Первой Республики Армения и 2800-летию Еревана

Сегодня каждый узнает «Танец с саблями» из балета «Гаянэ» Хачатуряна, самое его «шумливое и непокорное дитя». Музыкальная тема этого шлягера растиражирована в кинофильмах и мультфильмах, он звучит в программах фигурного катания и на эстраде, а самого автора хита в конце 40-х в США прозвали «мистером Сэйбрданс». Современники утверждали, что «Танец с саблями» даже Сталина заставлял притоптывать в такт музыке. А потому, видимо, в те годы решили, что номер должен звучать по радио чуть ли не каждый день.

Первоначально этого самого популярного танцномера в партитуре не было, Хачатурян дописал его по просьбе театра: начал сочинять в три часа дня и, не отрываясь, работал до двух часов ночи. Назывался он «Танец курдов» (позднее был переименован в «Танец с саблями»). Отдавая хореографу партитуру номера, композитор в сердцах написал на титульном листе: «Черт возьми, в угоду балету!»

В партитуре «Гаянэ» отчетливо видны родственные связи с русской композиторской школой по красочной насыщенности композиторского письма: безбрежная эмоциональность, как у Чайковского, синкопированное смещение акцентов и ритмический «хаос», как у Стравинского, токкатная острота Прокофьева, самобытно положенные на базис народной армянской музыки. Виртуозная оригинальная авторская техника Хачатуряна впечатляет фразеологической своеобычностью, неожиданностью хроматических ходов, поэмностью мышления, патетически страстной образностью. Его неистовый мелодизм пронизывает солнечную оду жизни этого опуса.

Балет «Гаянэ» имеет и собственную предысторию: его партитура вобрала в себя все лучшее, что было в первом балете Хачатуряна «Счастье» (1939). В дружеской беседе с композитором видный политический деятель Анастас Микоян высказал ему пожелание сочинить балет к первой предстоящей десятидневной Декаде литературы и искусства Армении в Москве. Он посоветовал Хачатуряну встретиться с режиссером Геворком Ованесяном, написавшим недавно балетное либретто «Счастье» о жизни и труде советских колхозников, деревенской молодежи и пограничников.

Хачатурян начал активно собирать фольклорный материал, изучать мелодии родного края. В предельно сжатые сроки, буквально за полгода партитура была написана, хореографию поставил Илья Арбатов (Ягубян). В балете «Счастье» затрагивалась тема труда, патриотизма, обороны страны. Действие разворачивалось в армянской колхозной деревне, в садах Араратской долины, на пограничной заставе; в центре сюжета – любовь девушки-колхозницы и пограничника. Балет, несмотря на слабую драматургию, имел шумный успех в Москве. И Ленинградский театр оперы и балета имени С. М. Кирова предложил поставить этот балет на своей сцене, но с новым либретто, которое впоследствии написал Константин Державин о колхозниках, чабанах, диверсанте-поджигателе, геологах и пограничниках с праздничным финалом и гостями на нем из братских республик – русскими, украинцами, грузинами, которые славили нерушимую дружбу советских народов. Счастливо соединялись три пары, две из которых межнациональные – армянка Гаянэ и русский Казаков, курдянка Айша и армянин Армен.

В результате партитура «Счастья» была «раскулачена» самим композитором, дополнена, симфонически развита, и все завершилось балетом «Гаянэ» (названным по имени главной героини), около 700 страниц партитуры которого были написаны в холодной гостиничной комнатушке в Молотове (ныне Пермь), куда был эвакуирован Кировский (ныне Мариинский) театр. Премьера там состоялась в 1942 году в хореографии Нины Анисимовой.

Через три года спектакль переехал в Ленинград. Было не раз переписано либретто: исчез пролог, менялось число диверсантов, Армен из брата Гаянэ превратился в ее возлюбленного, а Гико, который в прежней версии был мужем Гаянэ, теперь пытался добиться ее руки и сердца. Казаков окончательно «переквалифицировался» из начальника погранзаставы в начальника геологической партии.

Каждый последующий либреттист менял сюжетную канву спектакля в угоду историческому моменту (менялся при этом и сценический облик балета), а композитор, в свою очередь, перекраивал партитуру, чтобы она соответствовала новой драматургии. Еще одна версия либретто была написана Борисом Плетнёвым для постановки в Большом театре в 1957 году (хореограф Василий Вайнонен), и тогда Хачатурян переработал почти треть музыки. Через четыре года балетмейстер Анисимова здесь же поставила четвертый акт балета как самостоятель­ный спектакль, который, пройдя 15 раз, исчез со сцены Большого в 1964 году.

Нина Анисимова поставила «Гаянэ» и в Ереване, в Армянском академическом театре оперы и балета в 1947 году, а в 1971-м появилась новая версия балета в хореографии Максима Мартиросяна, которая не прижилась надолго. По-видимому, недостатки сценарно-балетной драматургии «Гаянэ» никак не устраивали Хачатуряна, и он как-то предложил блистательному темпераментному танцовщику Вилену Галстяну поставить этот балет заново. Галстян сперва обратился за помощью написать либретто к армянским поэтам, но в результате все сделал сам и даже музыкальную редакцию с купюрами, на которые Хачатурян все-таки согласился. При этом композитор весь подготовительный и постановочный процесс детально контролировал, сам стоял за пультом на репетициях.


фото: Т.Аракелян

В нынешней версии балета от первоначального замысла остался лишь любовный треугольник: Гаянэ, Армен, Гико. Армен влюблен в Гаянэ. Его соперник Гико тщетно пытается завоевать сердце красавицы, он мстит за неудачу, похищает Гаянэ. Жители деревни помогают Армену ее освободить и изгоняют Гико. Балет заканчивается веселой свадьбой Гаянэ и Армена.

Премьера балета «Гаянэ» в постановке Вилена Галстяна (дирижер Яков Восканян) состоялась в 1974 году, а на следующий год эту работу привезли в Москву и показали на сцене Кремлевского дворца съездов. Партию Армена исполнил постановщик Вилен Галстян.

С тех пор балет хотя и немного обновлялся (в частности – декорации), но кардинально не изменился. Сегодняшний зритель тепло принимал трехактный спектакль «Гаянэ» в Большом театре. Армянским артистам пришлось бисировать зажигательный и вихревой «Танец с саблями».

Прекрасные цветонасыщенные, экспрессивные декорации созданы известным армянским художником с трагической судьбой Минасом Аветисяном, картинами которого в Армении гордятся не меньше, чем полотнами Анри Матисса во Франции. Хореография же Галстяна типично советская, со всеми присущими ей танцевальными трафаретностями того времени; силовая, с воплощением героических образов, с оглядкой на построение массовых сцен и лексику Юрия Григоровича. Но в этом и прелесть – балет такой же занятный образчик советской эпохи, как, например, и скульптура Веры Мухиной «Рабочий и колхозница» на ВДНХ.

Само действие этого наивно-иллюстративного спектакля порой «пробуксовывает» (особенно в первом и втором актах) под яркую музыку Хачатуряна, с широким развитием, полную драматизма и лирики, изобилующую джазовыми элементами и армянскими народными мелодиями, развитыми в приемах симфонической разработки. Оркестр вдохновляет своим полнозвучием. За дирижерским пультом – Атанес Аракелян, в бисовом финале его сменил директор и художественный руководитель театра Константин Орбелян.

Ереванская балетная труппа сегодня, к сожалению, недостаточно финансируется, молодежь призывают в армию, а самые талантливые артисты уезжают на работу за рубеж. Кордебалет неоднороден по физическим данным, по возрасту, по уровню исполнения, но работает с полной отдачей. На гастролях в Москве представилась возможность познакомиться с нынешними солистами компании. Исполнители главных партий добросовестная Сюзанна Пирумян (Гаянэ) и танцовщик плотного телосложения Рубен Мурадян (Армен) «рисуют» крупными мазками, довольно успешно прыгают и вращаются. Мери Ованнисян (Нунэ) неуве­ренно порой чувствует себя на пуантах, сбоила на вращениях, а вот ее партнер Ваагн Маргарян (Карен) подкупал легкостью исполнения. Блистательный восемнадцатилетний Размик Марукян (Гико) – обладатель редкого комплекса в балете, – завидная внешность, артистичный, пластичный, с прекрасной техникой, растяжкой, с отличной стопой, что немаловажно для классического танцовщика. Он, безусловно, будущее армянского балета.

Путешествие с <br>О-Нацу События

Путешествие с
О-Нацу

В Москве, Саратове, Твери и Боровске прошли показы оперы современного японского композитора Иссэя Цукамото

Лишь бы не было войны События

Лишь бы не было войны

Константин Кейхель поставил в Воронежском Камерном театре танцспектакль «Безмолвная весна»

Исповедь ловеласа: о людях и не только События

Исповедь ловеласа: о людях и не только

На фестивале «Видеть музыку» состоялась московская премьера оперы «Ловелас»

Вокальный звездопад События

Вокальный звездопад

Премией «Casta Diva» наградили в «Новой Опере»