Александр Малофеев: Стихию Байкала можно сравнить с музыкой Рахманинова Персона

Александр Малофеев: Стихию Байкала можно сравнить с музыкой Рахманинова

Одним из участников фестиваля Дениса Мацуева стал победитель Юношеского конкурса имени П. И. Чайковского и I  Конкурса молодых пианистов Grand Piano Competition. Карьера юного пианиста развивается динамично, в нынешнем сезоне его ждут с концертами в Италии, Франции, Испании.

На фестивале в Иркутске Александр Малофеев исполнил Рапсодию на тему Паганини Рахманинова, а за кулисами поговорил с Юлией Чечиковой о музыке и не только.

ЮЧ Александр, вы не новичок на фестивале в Иркутске  –  ​приезжаете сюда в четвертый раз. Какое место он занимает в вашей творческой биографии?

АМ Действительно, впервые я побывал здесь после дебютного конкурса Astana Piano Passion, где мне посчастливилось победить,  –  ​я играл Фортепианный концерт Грига на сцене Иркутской филармонии. Прошло несколько лет, я полюбил Иркутск, замечательную, чуткую и требовательную публику этого удивительного города. Теперь я замечаю, что возвращаюсь уже к известному и полюбившемуся мне слушателю. Надеюсь, этот процесс взаимный. Для меня очень важен прогресс в общении музыканта с людьми, приходящими в зал. Здесь мне и, полагаю, всем приглашенным солистам очень комфортно. Денису Леонидовичу удалось создать необыкновенный творческий дух, совершенно особенное, приподнято-праздничное и в то же время насыщенно-рабочее настроение. Участники Grand Piano Competition, ребята из фонда «Новые имена»  –  ​все хорошо знакомы. Все объединены одним делом, горят одним творческим процессом.

Все это действо идет рядом с концертами выдающихся музыкантов, потрясающих мастеров своего дела, которые выступают на Байкале каждый день, раскручивая пружину по нарастающей от первого до последнего дня фестиваля.

ЮЧ У фестиваля есть свои традиции, выходящие за рамки концертного зала,  –  ​например, «инициация» в водах Байкала. Довелось ли вам пройти этот обряд?

АМ В этом году не повезло с погодой, но в прошлый раз это произвело на меня большое впечатление. Для каждого Байкал  – ​ что-то свое. Денис Мацуев тут родился и вырос. Это совершенно уникальный уголок природы, притягивающий его, да и любого, кто здесь единожды побывал. Сюда хочется возвращаться снова и снова.

ЮЧ Природные ландшафты вам ближе урбанистических панорам?

АМ Я  –  ​житель огромного мегаполиса, это сказывается. Меня бодрит ритм таких городов, как Москва, Нью-Йорк, Токио… Но часто я нуждаюсь в абсолютном одиночестве. Мне кажется, любой творческой личности необходимо время для остановки. И лучше, чтобы это были места, побуждающие тебя к размышлению. Я действительно очень люблю бывать на природе, это меня вдохновляет. Люблю оказаться в заброшенном уголке, оставленной людьми деревеньке… Это и есть музыка  –  ​бескрайняя, неповторимая, разная…

ЮЧ Мне Байкал не показался местом для созерцания: погода была неспокойной, плавали в дождь. Существует ли для вас музыка, ассоциирующаяся с местной природой?

АМ Никого не может оставить равнодушным водная стихия. А помноженная на величественность лесных просторов и горных вершин эта сказка немедленно ложится на музыку великих композиторов. Для меня, прежде всего Рахманинова. Мировая музыкальная литература имеет бесконечное множество мелодий, в которых присутствуют бунт, борьба, стихийность, тяжелые воспоминания и светлые моменты, конечно, но у Сергея Васильевича эти темы имеют еще и очень личную окраску. Мне это близко. Каждая нота вписывается в поэзию этого края.

ЮЧ Для своего выступления с Госоркестром РТ вы выбрали Рапсодию на тему Паганини Рахманинова. Каким вы видите решение конфликта в этом сочинении? Какие силы одерживают верх  –  ​свет или тьма?

АМ Столкновение двух непримиримых стихий, света и тьмы, божественного и земного не означает разрешения конфликта чьей-то победой. Все это в большей степени рассуждения о сути бытия, о жизни и смерти. Глубокий психологизм пронизывает все творчество Рахманинова, и Рапсодия не исключение. Музыкальный язык Сергея Васильевича здесь уже пропитан новыми впечатлениями американского периода. В глаза бросаются сопоставления, не характерные для традиционной русской композиторской школы, очень неожиданные, дикие для уха. Чисто режиссерские задумки, присутствующий юмор, набор интересных технических приемов, новые гармонические перестроения создают одно из самых ярких концертных впечатлений.

ЮЧ Вам близок поздний Рахманинов?

АМ Когда выходишь на сцену, очень важно искренне любить все, что ты делаешь. Ты должен вжиться в произведение, сыграть его  –  ​имею в виду актерски. Перевоплотиться. Кроме того, по-настоящему невозможно сравнить двух исполинов  – ​ Рахманинова раннего и позднего.

ЮЧ А как насчет фигуры самого Паганини?

АМ Композиторы очень любят мистифицировать в своем творчестве на его счет, с ним связано очень много таинственных историй, и, возможно, именно этим объясняется дьявольщинка, которая, конечно, присутствует в этой Рапсодии. Рахманинов как никто другой это прочувствовал.

ЮЧ Возвращаясь к фестивалю и вашим взрослым коллегам, мне кажется, еще одно обстоятельство, которое сложно переоценить,  –  ​возможность молодому музыканту почувствовать поддержку тех, на чьих плечах лежит груз ответственности за этот праздник. Если знаешь, что можешь получить от мастера ценный совет, появляется уверенность.

АМ Прежде всего, груз и ответственность за то, что происходит на сцене, со мной разделяет мой педагог. Мне повезло. Я уже 11 лет с Еленой Владимировной Березкиной, у которой учусь в Гнесинской десятилетке. Прислушаться к совету и даже критике, воспринимать их как возможность посмотреть на процесс под каким-то другим углом  – ​ для меня это неотъемлемая часть развития. Я люблю перенимать опыт, работая со старшими коллегами. Мне очень повезло, что дирижеры, с которыми я играю, в процессе репетиций обращают мое внимание на мельчайшие детали, связанные с тем, что происходит в партитуре, иногда совершенно неожиданные.

ЮЧ Как-то в Доме музыки я наблюдала с первых рядов, как вы взаимодействуете с НФОР Владимира Спивакова. Вы играли Второй концерт Рахманинова, и меня удивило, как чутко вы реаги­ровали на то, что происходило между солирующим инструментом и оркестром  –  ​это проявлялось в малейшем повороте головы, в движении корпуса. В этот раз, в Иркутске, было все иначе.

АМ До дебюта с каким-либо концертом я изучаю партитуру, переслушиваю множество существующих интерпретаций. Задача  –  ​максимально точно проникнуть в замысел автора, познать ткань изнутри, найти что-то свое… Я люблю понимать все, что делает дирижер, солирующие инструменты, примечать какие-то дирижерские знаки, мельчайшие нюансы рук, которые подчас имеют большее значение, чем взмах палочки.

ЮЧ Дирижерская профессия не привлекает вас в перспективе?

АМ Конечно же есть желание попробовать себя в чем-то новом в будущем, но если говорить о выдающихся дирижерах, то для каждого из них это призвание. Если твое призвание  –  ​быть пианистом, надо стараться раскрыть все возможности инструмента. Есть, конечно, такие примеры, как Михаил Плетнёв, но это, как мне кажется, все-таки исключение из правил. Мне пока хочется максимально реализовать свое желание играть, много учить и многому учиться.

ЮЧ Хватает ли у вас времени на простой человеческий досуг?

АМ Большую часть моего времени я провожу за инструментом, но ведь занятия  – ​ это и чтение литературы периода, в который жил тот или иной композитор, и изучение культурно-исторического слоя. Сейчас начал читать дневники Прокофьева. В метро слушаю в наушниках разные произведения, не только форте­пианные, но и симфонические: например, я очень люблю Малера. Постигая наследие такого гиганта, учишься лучше понимать симфонические моменты фортепианной музыки.

Маттиас Айк: Играть – как дышать Интервью

Маттиас Айк: Играть – как дышать

Хедлайнер фестиваля Skolkovo Jazz Science норвежец Маттиас Айк – ​о том, как родиться в провинции и стать звездой европейского джаза

Рене Мартен: <br>«Безумные дни» – <br>это очень личная история Интервью

Рене Мартен:
«Безумные дни» –
это очень личная история

Французский продюсер, отец-основатель фестиваля Рене Мартен (РМ) поделился рецептами приготовления своего необычного фестиваля с Ольгой Русановой (ОР)

Михаил Сафронов: Счастливое место там,  где сбываются мечты Персона

Михаил Сафронов: Счастливое место там, где сбываются мечты

Академическому Театру Музыкальной комедии в Екатеринбурге исполняется 85 лет

Андрей Бызов: Итоги конкурса читал как результаты лотереи Интервью

Андрей Бызов: Итоги конкурса читал как результаты лотереи